ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН Психология конспект лекций

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Психология: конспект лекций

Необходима регистрация

Во все времена человечество интересовали вопросы о том, что есть человек: чем определяются причины и закономерности его поступков, законы поведения в обществе, внутренний мир. Интригующей представлялась задача понять, как возникают мысленные образы, что такое сознание, мышление, творчество, каковы их механизмы. На все эти и многие другие вопросы стремится ответить психология, которая с момента своего возникновения балансирует между наукой, искусством и верой. С чем связаны трудности ее становления?

Во-первых, это наука о самом сложном из всего, что известно человечеству. Еще древнегреческий философ Аристотель, начиная свой трактат «О душе», писал: «Среди прочих знаний исследованию о душе следует отвести одно из первых мест, так как оно – знание о наиболее возвышенном и удивительном». А великий физик А. Эйнштейн, знакомясь с опытами знаменитого психолога Ж. Пиаже, резюмировал свои впечатления в парадоксальной фразе о том, что изучение физических проблем – это детская игра в сравнении с загадками психологии детской игры.

Во-вторых, в психологии человек одновременно выступает и как объект, и как субъект познания. Происходит уникальное явление: научное сознание человека становится научным самосознанием.

В-третьих, в психологических изысканиях особенно остро стоит трудная и неоднозначно решаемая проблема объективности научного познания. Многие ученые отказывались от признания психологии объективной научной дисциплиной, аргументируя это невозможностью объективно изучать субъективный внутренний мир человека, который непосредственно открыт для познания только ему одному.

Трудности становления и развития психологии определяются, наконец, тем фактом, что это очень молодая наука. Несмотря на то что вопросы о сущности и особенностях человеческой психики ставились еще в работах античных и средневековых философов, официальное оформление научная психология получила немногим более ста лет назад – в 1879 г., когда немецкий психолог В. Вундт открыл в Лейпциге первую лабораторию экспериментальной психологии.

Само слово «психология» впервые появилось в XVI в. в западноевропейских текстах. Оно образовано от греческих слов «psych e» (душа) и «logos» (знание, наука): переводя дословно, психология есть наука о душе. Это определение не соответствует современным взглядам на психологическую науку. В названии отражены представления о психологии, характерные для периода ее зарождения и первоначального развития в рамках философии. Согласно философскому пониманию того времени предметом психологии выступала именно душа – главное, сущностное начало объектов живой природы, причина жизни, дыхания, познания и т. д.

Становление психологии как самостоятельной, действительно научной дисциплины происходило также на фоне открытий, которые совершались в рамках естественнонаучных исследований. Психология возникла на пересечении двух больших областей знаний – философии и естественных наук, и до сих пор не определено, считать ее естественной наукой или гуманитарной.

Слова «психолог», «психология» вышли за рамки научных трактатов и получили развитие в повседневной жизни: психологами называют знатоков человеческих душ, страстей и характеров; слово «психология» употребляется в нескольких значениях – под ним понимают как научное, так и ненаучное знание. В обыденном сознании эти понятия часто смешиваются.

У каждого человека есть запас житейских психологических знаний, основой которых является жизненный опыт. Мы можем понять другого, повлиять на его поведение, предсказать его поступки, помочь ему. Быть хорошим житейским психологом – одно из важных требований, предъявляемых к специалистам в тех профессиях, которые предполагают постоянное общение с людьми, таких как педагог, врач, менеджер, продавец и т. д. Ярчайшими образцами житейской психологии являются те произведения литературы и искусства, где представлен глубокий психологический анализ жизненных ситуаций и мотивов поведения героев. Содержание житейской психологии находит свое воплощение в обрядах, традициях, пословицах, поговорках, притчах, ритуалах, закрепляющих в себе многовековую народную мудрость. В связи с этим возникает вопрос: нужна ли научная психология, или, может быть, знаний и опыта, накопленных в житейской психологии, достаточно для того, чтобы помочь человеку преодолеть жизненные трудности, понять других людей и себя самого? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо осознать принципиальную разницу между житейскими и научными психологическими знаниями. Просматриваются три основных различия.

1. По степени обобщения знаний и формам их представления . Житейские психологические знания конкретны: они связаны с определенными людьми, определенными ситуациями и частными задачами. Понятиям житейской психологии, как правило, свойственны расплывчатость и многозначность. Научная психология, как любая наука, стремится к обобщениям. Для этого четко определяются и используются научные понятия, которые отражают наиболее существенные свойства предметов и явлений, общие связи и отношения.

2. По способу получения знаний и степени их субъективности . Житейские знания о психологии человека приобретаются с помощью непосредственного наблюдения за другими людьми и самонаблюдения, путем практических проб и ошибок. Они носят интуитивный характер, скорее иррациональны и крайне субъективны. Знания житейской психологии зачастую противоречивы, фрагментарны и плохо систематизированы. Методы получения знаний в научной психологии рациональны, осознанны и целенаправленны. Богатство используемых научной психологией методов дает обширный, разнообразный материал, который в обобщенном и систематизированном виде предстает в логически непротиворечивых концепциях и теориях. Для проверки выдвигаемых гипотез в научной психологии ученые разрабатывают и организуют специальные эксперименты, суть которых состоит в том, что исследователь не ожидает случайного проявления интересующих его психических процессов, а создает специальные условия, чтобы их вызвать.

3. По способам передачи знаний. Возможности передачи знаний в житейской психологии от одного человека к другому весьма ограничены. Это связано прежде всего с тем, что существуют трудности в словесном оформлении индивидуального психологического опыта, всей сложной гаммы эмоциональных переживаний, в то же время имеется определенное недоверие к достоверности и истинности подобного рода информации. Этот факт наглядно иллюстрируется извечной проблемой «отцов» и «детей», которая состоит как раз в том, что дети не могут и не хотят перенимать опыт старших. Каждое поколение учится на своих собственных ошибках. Накопление и передача научных знаний происходит в понятиях и законах, научных концепциях и теориях. Они закреплены в специальной литературе и легко передаются от поколения к поколению.

Похожее:  Анализы на фолликулостимулирующий гормон норма

Перечисленные различия показывают преимущества научного психологического знания. Вместе с тем мы не можем отрицать необходимость житейского опыта, играющего важную роль в развитии психологии как науки. Научная психология, во-первых, опирается на житейский психологический опыт; во-вторых, извлекает из него свои задачи; в-третьих, на последнем этапе им проверяется. Взаимосвязь между научным и житейским психологическими знаниями не прямолинейна. Не все профессиональные психологи хорошие житейские психологи. И то, что вы познакомитесь с основами научной психологии, еще не значит, что вы сразу станете знатоками человеческих душ. Однако постоянный анализ возникающих жизненных ситуаций с привлечением знаний, которые вы получите изучая психологию, поможет вам лучше понимать других людей, окружающий мир и в конечном счете себя самих.

Понятия и концепции научной психологии влияют на житейские представления людей о психической жизни. В разговорный язык проникают научные психологические понятия, и люди начинают активно использовать их для описания своих состояний или особенностей личности. Результатом возросшего интереса к научной психологии в обществе стало активное развитие популярной психологии, которая предоставляет фундаментальные научные знания широкой аудитории, делая их более простыми и понятными. Позитивная роль популярной психологии состоит в формировании общей психологической культуры общества и привлечении интереса к психологии как научной дисциплине.

Источник

Процесс подчиненный представлению о результате который должен быть достигнут

Бестселлер - Ларри Кинг - Как разговаривать с кем угодно, когда угодно, где угодно - читать в ЛитВек

Бестселлер - Виктор Суворов - Змееед - читать в ЛитВек

Бестселлер - Эрих Фромм - Иметь или быть? - читать в ЛитВек

Бестселлер - Джон Кехо - Деньги, успех и Вы - читать в ЛитВек

Бестселлер - Джефф Кокс - Цель: Процесс непрерывного совершенствования - читать в ЛитВек

Бестселлер - Алекс Лесли - Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство - читать в ЛитВек

Бестселлер - Архимандрит Тихон (Шевкунов) -

Бестселлер - Джим Кэмп - Сначала скажите

Таким образом, деятельность можно определить как форму активного отношения субъекта к действительности, направленную на достижение сознательно поставленных целей и связанную с созданием общественно значимых ценностей или освоением социального опыта (В.Д. Шадриков). Деятельность – не просто одна из форм отношения, это очень специфическая форма отношения, имеющая только ей свойственные особенности.

Основную характеристику деятельности представляет ее предметность. Понятие предмета содержится в самом понятии деятельности. Выражение «беспредметная деятельность» лишено всякого смысла – деятельность не может быть беспредметной, она может лишь казаться таковой. Предмет деятельности выступает двояко: первично – в своем независимом существовании, как подчиняющий себе и преобразующий деятельность субъекта, вторично – как образ предмета, продукт психического отражения его свойств, которое осуществляется в результате деятельности субъекта и иначе осуществиться не может.

Второй специфической особенностью деятельности является то, что она регулируется не потребностями человека как таковыми, а осознаваемой целью как идеальным образом будущего результата (стремлением изготовить какой-либо продукт, получить знания и т. д.). Цель выступает так называемым системообразующим фактором деятельности, т. е. главным критерием определения ее содержания, структуры и динамики. В этом заключается важнейшее отличие деятельности от иных форм активности человека (импульсивной, непроизвольной активности). То, почему человек действует определенным образом, не совпадает с тем, для чего он действует. Возникает важнейший деятельностный феномен – явление расхождения потребностей, мотивов человека с непосредственными целями его деятельности.

Третье специфическое свойство деятельности состоит в ее социальной обусловленности. Человек находит в обществе не просто внешние условия, к которым он должен приспосабливать свою деятельность, – общественные условия сами несут в себе мотивы и цели его деятельности, ее средства и способы. По сути, общество производит деятельность образующих его индивидов. Однако это не значит, что деятельность лишь персонифицирует отношения общества и его культуру. Данные понятия связываются между собой сложными трансформациями и переходами, и прямое сведение одного к другому невозможно.

И наконец, четвертая особенность деятельности заключается в ее системности. Деятельность предстает не простой суммой своих компонентов, а их организованной целостностью. Важно отметить, что у деятельности как целостности имеются такие свойства, которых нет ни у ее отдельных компонентов, ни у их простой суммы.

Системность организации деятельности обусловливает существование двух основных планов ее психологического анализа – внешнего (предметно-действенного) и внутреннего (собственно психологического).

Главное, что отличает одну деятельность от другой – это ее предмет. Именно предмет деятельности придает ей определенную направленность. По предложенной А.Н. Леонтьевым терминологии, предмет деятельности есть ее действительный мотив. Он может быть вещественным и идеальным, данным в восприятии и существующим только в воображении, в мысли, – главное, что он всегда отвечает той или иной потребности и является обязательным условием деятельности. Деятельности без мотива не бывает: «немотивированная» деятельность – это не деятельность, лишенная мотива, а деятельность с субъективно и объективно скрытым мотивом.

Основными «составляющими» деятельности выступают осуществляющие ее действия. Действием называется процесс, подчиненный представлению о том результате, который должен быть достигнут, т. е. процесс, подчиненный сознательной цели. Подобно тому, как понятие мотива соотносится с понятием деятельности, понятие цели соотносится с понятием действия.

Выделение целей и формирование подчиненных им действий приводит к тому, что происходит как бы расщепление прежде слитых между собой в мотиве функций. Функция побуждения полностью сохраняется за мотивом. Функция направления представляется иначе: действия, осуществляющие деятельность, побуждаются ее мотивом, но являются направленными на цель.

Выделение целенаправленных действий в качестве составляющих содержание конкретных деятельностей обусловливает постановку вопроса о связывающих их внутренних отношениях. Как было отмечено ранее, деятельность не является аддитивным процессом. Человеческая деятельность не существует иначе как в форме действия или цепи действий. Если из нее мысленно исключить осуществляющие ее действия, то от деятельности ничего не останется. Эту мысль можно выразить иначе: любой конкретный процесс – внешний или внутренний – со стороны отношения к мотиву выступает в качестве деятельности человека, а со стороны отношения к цели – в качестве действия или совокупности действий. Вместе с тем деятельность и действие представляют собой подлинные и не совпадающие между собой реальности. Действие относительно самостоятельно: оно может осуществлять разные деятельности и переходить из одной деятельности в другую.

Принципиальное значение имеет то, что цели не изобретаются, не ставятся субъектом произвольно – они даются в объективных обстоятельствах, – однако выделение и осознание целей представляет собой не автоматически происходящий и не одномоментный акт, а относительно длительный процесс апробирования целей действием.

Похожее:  Ооо результат плюс отзывы сотрудников

Важная сторона процесса целеобразования состоит также в конкретизации цели, т. е. в выделении условий ее достижения. Помимо своего интенционального аспекта (что должно быть достигнуто?) действие имеет и свой операционный аспект (как, каким способом это может быть достигнуто?), который определяется не самой по себе целью, а объективно-предметными условиями ее достижения. Иными словами, осуществляющееся действие отвечает задаче; задача – это цель, данная в определенных условиях. Поэтому действие имеет особую «образующую» – способы, какими оно осуществляется. Способы осуществления действия А.Н. Леонтьев назвал операциями.

Источник



Второй вопрос. Движение и действие. Понятие задачи. Координация практических действий

Для начала надо сказать, что движение и действие – понятия конечно разные, но они могут пересекаться.

Первый вариант – движение, но не действие. Такой вариант возможен, но недостаточно лишь эмпирических примеров, нужна теоретическая интерпретация. Это вообще-то беспорядочная хаотичная двигательная активность без направления.

Деятельность направляется целью, а здесь движение суть бесцельное. Тут нужна особая теоретическая интерпретация. Это те беспорядочные пробы и ошибки, которые имелись в виду, когда говорилось о поведении кошки в проблемном ящике Торндайка. Такого рода активность противопоставляется активности интеллектуальной, то, что можно назвать научением без понимания.

Торндайка критиковали за сверхсложную ситуацию для испытуемого и лишь потому была беспорядочная активность. Вот и у Толмена была у крысы беспорядочная активность, но Толмен ей приписывает понимание ситуации.

Второй вариант – действие, но без движения. Здесь, пожалуй, так. Мы, прежде всего, имеем в виду уже умственные внутренние действия. Например, это идея интеориоризации действия. Идея о единстве строения внешней и внутренней деятельности, которая позволяет исследовать этот переход извне во внутреннее действие. Центральным автором тут был П.Я.Гальперин. Его теория планомерного формирования умственных действий.

Третий вариант – пересечение. Здесь нужно вспомнить определение действия по Леонтьеву. Действие — это процесс, подчиненный представлению о результате, который должен быть достигнут.

Результат должен быть достигнут. Это означает, что основная направленность действия задана объективно в виде требования. Любая задача имеет свою объективную и субъективную сторону. Требование – это важная часть объективной стороны, поставленная извне.

Именно в этом смысле использует Н.А.Бернштейн понятие двигательной задачи. Построение движения[448] рассматривает как двигательную объективно заданную задачу. Может не осознаваться, но выполняется по определенной программе. Требование достигается в определенных условиях. В процессе решении двигательной задачи постоянно учитываются меняющиеся условия.

Раз есть представление о результате, то мы обращаемся к субъективной стороне и это представление мы именуем целью. Может потребоваться особый процесс, именуемый целеобразованием. Если средство понятно субъекту, то моментально становится целью. А если непонятно, то происходит процессом принятием задачи к решению. Процесс преобразования объективного требования в субъективную цель.

Ну а дальше если у испытуемого появилась цель, то цель, достигаемая в определенных условиях – это и есть задача в точном смысле слова по Леонтьеву. Уже не двигательная, а мыслительная задача, которая направляет некий внутренний процесс, возникла у первых исследователей мыщления. В Вюрцбурге в начале ХХ века.

Исследователи вюрцбургской школы в своих довольно простых опытах (давали испытуемым простые ясные задачи, в которых целеобразование не требовалось. Например, задачи на понимание смысла слов, фраз, пословиц, высказываний, сравнение двух понятий, подбор к одному слову родственного другого) заметили, что даже эти простые мыслительные процессы невозможно объяснить с помощью ассоциаций. Ассоциаций много их должно что-то направлять. Они хотели получить от испытуемых ответ – что направляет этот процесс, ассоциации. Ответ был получен, что возникает особое переживание. Иногда его называли интеллектуальным чувством, которое возникает когда слово предъявлено «охота» и надо ответить «ружье», то появляется много различных частных ассоциаций. И вот когда уже ясно, что в ответ последует слово «ружье» возникает особое чувство, которое передает и не охоту и не ружье, т.е. не имеет отношения к представлению, а имеет отношение к их связи. Чувство задачи, чувство решаемой задачи. Или напротив чувство вопроса.

Вюрцбургские психологи впервые описали феноменологию поставления целей, целевых установок, мыслительные цели. То, что возникает у испытуемых независимо от материала. Мысль не зависит от образа, от материала задачи, это чистая мысль.

В леонтьевском определении помимо уже сказанного есть слово процесс. Процесс, подчиненный сознательной цели. Как только понималась цель, то простейшие задачи оказывались сразу же решенными. А в более сложных задачах надо наметить ещё один процесс.

Один процесс уже есть – целеобразование. Но когда задача возникла цель в условиях, необходим процесс преобразования условий в средства достижения целей. Короче можно назвать процессом поиска или создания средств. Разумеется, этот процесс уже нельзя назвать репродуктивным. В данных условиях ищутся средства достижения целей. Этот процесс продуктивный в смысле процесса поиска и создания средств.

Продуктивное мышление[449] (творческое) уже стали заниматься гештальт-психологи. Именно они разделили объективную и субъективную сторону задачи. И как бы сама проблематика стала следующей. Творческая задача, которую дают испытуемым гештальт-психологов, не является творческой для тех, кто знает её решение. Продуктивный процесс возникает тогда, когда объективная сторона преобразуется в субъективную.

Для испытуемого сведения о том, что ему всё необходимое для решения дано – пустой звук. Испытуемому, например, никто не говорил, что задачу со спичками надо решать на плоскости. Это он сам уже неверно доопределил условия, используя свой прошлый опыт. Ведь раньше он задачки со спичками решал на плоскости. То, что он делает можно ли назвать действием? Раскладывание спичек на плоскости – это действие или нет? Условия-то он доопределил, а есть ли у него цель пока не ясно. Есть ли направленность в активности.

Тут присоединяться представители информационного подхода. Которые скажут, что не важно. Цель какая-то у этого испытуемого со спичками есть. И тогда мы можем изучать процесс поиска средств. Процесс поиска средств можно алгоритмизировать. Можно по тому, что средства достижения целей, зависящие от условий – это операции.

Похожее:  Региональный этап Всероссийской олимпиады школьников 2021

Вюрцбургские психологи описали феноменологию целей. Гештальт-психологи стали рассматривать творческие задачи (процесс целеобразования и процесс поиска средств). И, наконец, если процесс целеобразования алгоритмизировать достаточно трудно, то процесс поиска средств как операциональный аспект действия может программироваться.

Хотелось бы привести одну фразу, которую впервые произнёс Пикассо, а повторил её Тарковский. Тарковского спросил польский журналист, который знал что Тарковский 20 раз переделывал полностью уже отснятый фильм «Зеркало». Вопрос журналиста: «Правда ли что Вы 20 раз перебирали различные варианты своего фильма и искали лучший вариант?» Каждый, кто имел пик переживание по Маслоу и Тарковский обиделся на журналиста, п.ч. «художник ничего не ищет, он находит». Тарковский, конечно, не перебирал варианты, а хотел понять то, что было сделано в целом, хотел найти понимание. Поиск средств (это нижняя стрелочка) операциональный аспект создания средств. А нахождение понимания задачи, ситуации в которой находится испытуемый – это верхняя стрелка. И Тарковский вместе с Пикассо как раз и говорят, что эти два процесса надо различать.

И тот испытуемый, который раскладывает спички на плоскости, ничего пока не ищет, а пока просто пытается понять, в какой ситуации находится. И когда поймёт что надо выйти из плоскости в пространство, то найдёт решение.

Творческие задачи называют проблемами. Раз проблема – значит задача творческая. Раз задача – значит это то, что можно смоделировать.

Теперь скажем, что развитие интеллекта, конечно, начинается с представления реальности через практическое действие. И если бы мы заговорили о том, что уже в практическом действии можно говорить об интеллекте. Интеллект – это операции, а операции – это интериоризованные действия. Более подробно, что такое системная представленность действий.

Пиаже использует язык математической логики и привлекает понятия группы. Группа – это определенная система с рядом свойств. Скажем, множество чисел удобно для того, чтобы демонстрировать свойства того или иного множества. Группа состоит из определенных элементов и состоит из определенных операций, по отношению к этим элементам. Группа, но не группировка.

Свойства группы. Их четыре. Первое свойствокомпозиция. Композиция элементов группы – это возможность объединения элементов в новые. Например, сумма двух чисел есть третьей новое для двух первых число. Или циферблат часов – вращение двух стрелок тоже композиция. Второе свойствообратимость. Каждому элементу соответствует обратный ему. Например, симментричные в отношении нуля положительные и отрицательные числа. Или скажем прямое и обратное движение часовых стрелок. Третье свойствоассоциативность. Комбинация суммы двух элементов с третьим имеет тот же результат, что и комбинация первого элемента с суммой второго и третьего. Это касается суммирования трёх чисел и касается циферблата. Или например одну и ту же цель на местности можно достичь различными путями. Четвертое свойствотождественность или общая идентичная операция. То есть в сумме прямая и обратная операция равны нулю. На часах после поворота стрелки на 360 градусов будет вновь то же самое положение.

Эти четыре свойства Пиаже попытается применить к скоординированным практическим действиям. Пиаже выделит несколько групп, среди которых первую назовёт группой практических действий – это такая организация сенсомоторных действий с объектами, которая обладает свойствами группы с точки зрения наблюдателя.

Источник

Процесс подчиненный представлению о результате который должен быть достигнут

Второе положение состоит в том, что и внутренняя деятельность, деятельность сознания, как и любая вообще предметная человеческая деятельность, тоже не может быть выключена из общественного процесса. Достаточно сказать, что только в обществе человек находит и предмет потребности, которой эта его деятельность отвечает, и цели, которые он преследует, и средства, необходимые для достижения этих целей.

До сих пор речь шла о деятельности в общем, о собирательном значении этого понятия. Реально же мы всегда имеем дело с отдельными деятельностями, каждая из которых отвечает определенной потребности субъекта, стремится к предмету этой потребности, угасает в результате ее удовлетворения и воспроизводится вновь, может быть, уже в других условиях и по отношению к изменившемуся предмету .

Основными «образующими» отдельных человеческих деятельностей являются осуществляющие их действия. Действием мы называем процесс, подчиненный представлению о том результате, который должен быть достигнут, т. е. процесс, подчиненный сознательной цели. Подобно тому, как понятие мотива соотносительно с понятием деятельности, понятие цели соотносительно с понятием действия.

Как уже говорилось, деятельность не является аддитивным процессом. Соответственно действия — это не особые «отдельности», которые включаются в состав деятельности. Человеческая деятельность существует как действие или цепь действий. Например, трудовая деятельность существует в трудовых действиях, учебная деятельность — в учебных действиях, деятельность общения — в действия (актах) общения и т. д. Если из деятельности мысленно вычесть действия, ее осуществляющие, то от деятельности вообще ничего не остается. Это же можно выразить и иначе: когда перед нами развертывается конкретный процесс — внешний или внутренний, то со стороны мотива он выступает в качестве деятельности человека, а как подчиненный цели — в качестве действия или системы, цепи действий.

Вместе с тем, деятельность и действие представляют собой подлинные и притом не совпадающие между собой реальности. Одно и то же действие может осуществлять разные деятельности, может переходить из одной деятельности в другую; оно, таким образом, обнаруживает свою относительную самостоятельность. Обратимся снова к грубой иллюстрации: допустим, что у меня возникла цель — прибыть в пункт А, и я это делаю; понятно, это данное действие может иметь совершенно разные мотивы, т. е. реализовывать совершенно разные деятельности. Очевидно, конечно, и обратное, а именно, что один и тот же мотив может порождать разные цели и соответственно разные действия.

Источник

Adblock
detector