20 лет реформ в российском образовании Каков итог

20 лет реформ в российском образовании. Каков итог?

В 2014 году форум Общероссийского народного фронта, который посетил президент Владимир Владимирович Путин, впервые дал оценку изменениям в обществе, которые произошли в свете реформ. Поэтому я буду учитывать как результаты опроса, который провел тогда комитет по общественным проектам Администрации президента, так и результаты опросов, которые произошли сейчас.

ЕГЭ должен был избавить нас от коррупции приемных комиссий, дать школьникам возможность поступать в удаленные вузы, не тратя деньги на дорогу, служить основанием для получения образовательных кредитов. Хочу напомнить, 20 лет назад нам обещали, что по результатам ЕГЭ будут даваться кредиты на полную или частичную оплату образования, к сожалению, обещанных сертификатов так и не появилось, про них благополучно забыли.

Справился ли ЕГЭ с коррупцией? Нет. Он ее убрал из приемных комиссий вузов, но переместил затраты родителей и коррупционную составляющую совершенно в другие сферы. Во-первых, это невиданное расширение и удорожание репетиторского рынка. Во-вторых, это сфера олимпиад. Не буду приводить всем известную ситуацию, когда директор Департамента общего образования Министерства образования и науки Елена Низиенко в течение пяти лет выдавала документы строгой отчетности победителей финалов всероссийских олимпиад тем, кто в них даже не участвовал. Это в прошлом, но сейчас имеют место страшные факты, когда вузы, проводящие олимпиады, силами своих преподавателей готовят к ним участников.

Но все это мелочи. ЕГЭ все-таки требует в нынешнем его варианте приезда, потому что человека зачисляют на основании личного заявления по итогам первой, второй и так далее волны.
И это все меркнет по сравнению с тем влиянием, которое ЕГЭ оказал на институты образовательные, на саму среднюю школу и на вузы.

Фактически ЕГЭ поставил школу на грань, за которой начнется тотальная подготовка к экзамену вместо прохождения школьных программ. Что касается вузов, теперь вузы не имеют права выбирать себе контингент, за который отвечают. Это очень странная ситуация, когда тот, кто отвечает за качество подготовки специалистов, не имеет никакого влияния на право выбирать себе, если угодно, человеческое сырье для подготовки этих специалистов. Таким образом, больше всего страдают региональные вузы и исчезает целевой контингент. Человек поступает не туда, куда хотел, о чем мечтал всю жизнь, а туда, куда по баллам ему удастся поступить. И, безусловно, эти факторы нуждаются в тщательном анализе.

Про единое образовательное пространство

Реформы фактически уничтожили единое образовательное пространство страны. Перейти из одной школы в другую – большой труд. Нет согласованности учебников, отсутствие единого по срокам графика прохождения материалов, люди становятся заложниками разных программ.
Приведу только один пример, хорошо известный коллегам: в учебниках академика Никольского и в учебнике под редакцией Виленкина в 5-м и 6-м классе переставлены обыкновенные и десятичные дроби. Поменяв школу, ребенок может либо два года проходить десятичные, не узнав об обыкновенных, либо наоборот. Поэтому это не так смешно или невесомо, как иногда кажется. Во всяком случае, это проблема.

Про педагогическое образование

Сам факт закрытия (у нас закрыто и перепрофилировано более 40 педагогических вузов) означает не просто неуважение к профессии, а отрицание самостоятельного статуса педагога по какому бы то ни было предмету. Преподаватель математики – это не плохой математик. Преподаватель русского языка и литературы – это вовсе не человек, который закончил филфак, но которого не взяли в аспирантуру, издательство, редакцию и так далее.
Во всяком случае, сейчас под угрозой педагогическое образование, статус педагогического образования понизился, и сейчас мы действительно переходим к ситуации, когда бакалавров, закончивших педвузы, директора крайне неохотно берут на работу из-за того, что они, зная математику, совершенно не знают методики преподавания.

Про социальный статус учителя

Снизился социальный статус учителя. Учитель, замордованный высокими нагрузками, совершенно не профильными занятиями вроде заполнения бумажных и электронных документов, фактически превратился в человека, который оказывает образовательную услугу и может в любой момент быть наказан родителями, учениками, администрацией школы за мельчайшие отклонения.

Про региональные вузы

Реформа больно ударила по региональным вузам. Дело не в том, что она работает как пылесос, вытягивая из регионов России лучших выпускников в столичные вузы. Можно бы считать это благом, если бы далее многие из этих выпускников не отправлялись за границу, а оставались в стране, и если бы значительное число специалистов, получивших прекрасное образование в лучших вузах, возвращалось в регионы. Я беседовал несколько раз с ректором Ухтинского горно-политехнического института [Ухтинский государственный технический университет] – не едут лучшие обратно. Если выпускник московской «Губки» [Российский государственный университет нефти и газа] и Петербургского горного института [Санкт-Петербургский горный университет] и поедет на шахту, в разрез или нефтяное месторождение, то главным инженером, а не сменным или буровым мастером. Таким образом, разрушение региональных вузов сильно влияет на региональную экономику. Региональным вузам существенно угрожает и намеченная реформа аттестации и аккредитации вузов, по которой их планируется разделить на три категории. Это еще один удар, потенциальный пока.

Про профессиональное образование

Разрушена система профессионального образования. Позавчера произошло страшное для нашего технологического развития событие: ни одна страховая компания не согласилась страховать запуски двух ближайших «Союзов». А два ближайших «Союза» – это и средство доставки обратно космонавтов, которые сейчас находятся на станции, и средство доставки продуктов, оборудования и так далее, и средство доставки спутников. Повторяю, несмотря на задание и ускоренную поставку двух очередных ракет на Байконур, сейчас под угрозой запуски. Когда мы знали такое за советской и потом российской экономикой и технологией? Падение технологической дисциплины на производстве, постоянные жалобы главных конструкторов оборонных отраслей, что у них нет инженеров и конструкторов нужной квалификации, свидетельствуют о том, что система профессионального образования, от начального до высшего, безусловно, находится в упадке.

Про болонскую систему

Следующей болевой точкой, безусловно, является болонская система. Напоминаю, что придуманная для социализации и включения в западные системы людей из развивающихся стран болонская система изначально предрекалась разрушительной для реформы российского образования.

Что мы получили сейчас? Что сильнейшие выпускники бакалавриата идут в магистратуру зачастую за границу, и мы теряем их необратимо, потому что в аспирантуре стипендия такова, что он не может заниматься научной работой, а любая скромная стипендия зарубежного аспиранта позволяет ему сосредоточиться на науке и даже скромно, но достойно содержать семью.

Болонская система разрушила традиционную, хорошо продуманную логику подготовки специалистов. Мы получаем бакалавров, которые подготовлены по практике хуже, чем выпускники техникумов, и магистров, которые совершенно не знают производство.

Следующий трагический шаг – это представление аспирантуры как еще одного уровня обучения. Как сказал на последнем заседании коллегии Минобрнауки президент Российской академии наук: «Надо вернуть аспирантуру как форму подготовки научных кадров высшей квалификации». Мы сейчас тратим шесть лет с магистратурой плюс четыре года, но [получаем] людей, которые приходят не кандидатами наук, а людей, которые получают диплом об окончании аспирантуры, потому что они написали выпускную квалификационную работу».

Про кризис управления

Итак, по всем степеням высшего образования нанесен сильнейший удар.
Ну и, наконец, последнее, что вызывает опасения, это события этого года. Это безусловный и очевидный кризис управления. Разделение управления отраслью на трехглавого Змея Горыныча привело к тому, что есть две инстанции, которые отвечают за подготовку специалистов, – это Минпрос [Министерство просвещения] и Министерство образования и науки, и организация, которая ни за что не отвечает, – Рособрнадзор, но может контролировать, проводить совершенно непонятно каким образом вписанные в закон проверочные работы, давать аттестацию, аккредитацию и так далее. Повторяю – контролирует тот, кто не отвечает за качество работы.

Про вбросы и нервотрепки

В заключение хочу отметить, что периодически устраиваемые взбросы и нервотрепки, также совершенно не выдерживают критики. Вспомню только этот год. Чуть больше года назад вице-премьер, курирующая социальную сферу, нам обозначила основную проблему развития образования – это, как мы помним, прямоугольные классы. Этим летом нам подсунули сокращение урока до сорока минут с сорока пяти, сокращение с первого по девятый класс учебной недели до пяти дней, причем люди, которые это предлагали, не понимают арифметики: если рассчитать потерянное время, то получается, что за девять классов мы теряем два с третью учебных года общего учебного времени. Нам предлагают подумать над системой оценок – вместо пятибалльной двенадцати- и стобалльная. Нас все время трясут и систему образования нервируют непринципиальными и не имеющими отношения к сущности процесса вбросами.

Источник

Дебилизация под видом модернизации. Реформу образования продвигают Греф, Сбер и Всемирный банк

Уж сколько раз врачи, учителя и другие эксперты предупреждали, что цифровизация образования несёт опасность для здоровья детей! Но некоторые чиновники с завидным упорством продолжают не просто настаивать на своём, но и пытаются ускорить приход «цифры» в школу. Почему они не хотят услышать доводы тех, кто заботится о будущем наших детей? В этой сложной теме в студии «Первого русского» разбиралась Анна Шафран и эксперты Елена Мильская и Анна Швабауэр.

Автор: Программы Царьграда

Про изменения в Конституцию, согласно которым дети стали приоритетом государственной политики, Анна Шафран в своих программах напоминала не раз. И не устаёт цитировать снова:

Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Государство создаёт условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим.

Эти тезисы, уверена ведущая, невозможно толковать двояко. Приоритет — значит самое важное, самое главное. А всестороннее развитие — это то, при котором не страдает ни духовность, ни нравственность, ни интеллект, ни физическое здоровье.

Детям наносится вред. Почему на это закрывают глаза?

Так почему же тогда государство закрывает глаза на то, как детям наносят безусловный и однозначный вред, пытаясь лоббировать дистанционное образование и электронную школу, недоумевает Анна Шафран.

Вот ещё одна цитата. О том, какой вред цифровое образование наносит детскому здоровью, сказала глава Роспотребнадзора Анна Попова:

Сегодня наши коллеги в разных странах публикуют данные, а мы занимаемся изучением этой проблемы, о растущих миопиях, близорукости у детей, которые долгое время учатся дистанционно. Очевидны и другие нарушения здоровья.

Когда дистанционку вводили из-за ковида, у чиновников по крайней мере было формальное оправдание. Хотя отмечу, что подавляющее большинство врачей сходятся в том, что дети, во-первых, практически не болеют ковидом, а во-вторых, не являются переносчиками болезни. Ладно, это уже в прошлом, даже если это была ошибка, она уже совершена и теперь надо думать, как её исправить.

Но вместо того, чтобы исправлять ошибку, некоторые чиновники продолжают утверждать, что дистанционное образование и электронная школа — это именно то, что прямо сейчас необходимо нашим детям. Неужели чиновники не понимают, что цифровая школа отупляет наших детей, удивилась Анна Шафран.

Сторонники цифровизации слышат только себя

Несколько дней назад в Совете Федерации прошла дискуссия на тему «Семья и государство: новые конституционные возможности взаимодействия в обеспечении права детей на образование».

К сожалению, дискуссия не вполне состоялась: сторонники тотальной цифровизации образования очень плохо слушают альтернативную точку зрения и воспринимают факты как личные оскорбления, что много говорит об их готовности к предметному разговору.

В этой дискуссии, если можно её так назвать, участвовала эксперт подкомитета по гражданскому и семейному праву Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Анна Швабауэр и председатель попечительского совета Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям Елена Мильская.

И если Анна Швабауэр ещё смогла высказаться и даже закончить своё выступление, то Елене Мильской фактически не дали ничего сказать.

Анна Шафран: Вас прервали буквально на полуслове. О чём же вы таком говорили, что ваши оппоненты не пожелали вас выслушать?

Елена Мильская: Я не первый раз выступала в Совете Федерации и с некоторыми сенаторами даже сотрудничала. И это первый случай, чтобы оппоненты так явно показывали своё нежелание что-то выслушать. Странно, что некоторые руководители и сенаторы почему-то считают ниже своего достоинства выслушать людей, которых они представляют. Я увидела, что мы теряем живое общение в буквальном смысле.

Правила диктует Всемирный банк

— О чём вы хотели сказать в Совете Федерации? Какие основные тезисы?

Е.М.: Я надеялась объяснить, что когда нам говорят, что цифровизация необходима, а дистанционное образование — это результат свалившейся на нас пандемии, то это всё неправда.

На самом деле всё начиналось задолго до этого, ещё в 2010 году, когда ВШЭ, «Сколково», Агентство стратегических инициатив и некоторые другие институты стали выдавать один за другим доклады о цифровизации, о необходимости трансформации нашего государства, убеждая общественность, что будущее — за дистанционным образованием, а без этого нам своих детей никак ничему не научить.

Затем, уже в 2018 году, буквально за три месяца до того, как у нас был представлен нацпроект «Образование», Всемирный банк опубликовал доклад «Конкуренция в цифровую эпоху: стратегические вызовы для Российской Федерации». В этом документе, который скорее можно назвать инструкцией к исполнению, говорилось, что Россия отстаёт в плане образования и ей срочно необходимо переходить на «цифру», а дистант — это неотъемлемая часть развития общества будущего.

— То есть можно предположить, что нацпроект «Образование» во многом опирается на предложения, которые внесены Всемирным банком в отношении образовательной системы в России?

Е.М.: Конечно. Кроме того, в 2020 году Высшая школа экономики представила проект «Универсальные компетентности и новая грамотность. От лозунгов к реальности», который реализовывался по инициативе и при поддержке благотворительного фонда Сбербанка «Вклад в будущее». Среди авторов — и иностранные граждане. И в этом проекте можно увидеть очень многое, в том числе полное погружение в цифровую среду.

Отмечу, что все доклады, представленные в нацпроекте «Образование», имеют источники из-за рубежа. Но стоит только нам об этом заговорить, как нас сразу называют маргиналами, которые пытаются всех загнать в пещеры. Зато посмотрите, что написано в этом докладе ВШЭ, я процитирую: «Марьи Ивановны теперь не будут пользоваться авторитетом. Мы заберём у них его».

Речь идёт о наших учителях, которые учили наших родителей, нас самих и наших детей. И это написано прямо в докладе ВШЭ. А основной постулат звучит так: «В российских детских садах никогда не было образовательной атмосферы, это были камеры хранения для детей». И это тоже цитата, заметьте.

На следующий вопрос ведущая попросила ответить Анну Швабауэр.

— Скажите, почему, на ваш взгляд, в Совете Федерации не получилось предметного обсуждения этой темы о цифровизации образования?

Модератор круглого стола в Совете Федерации постоянно прерывала выступающих с альтернативной точкой зрения. Это и неудивительно: едва ли человека, настолько далёкого от проблем образования, как сенатор Любовь Глебова, могут волновать угрозы, существующие в этой сфере. Фото: Pravda Komsomolskaya/Globallookpress

Похожее:  Особенности пожара на открытой местности

Анна Швабауэр: Возможно, дело в том, что модератор мероприятия поддерживает цифровизацию. Для меня это единственное объяснение. Мне не дали возможность рассказать всё, что я запланировала, в том числе о научных исследованиях, доказывающих вред тотальной цифровизации, которая нам навязывается, и о методических материалах, на базе которых сейчас строится вся законодательная реформа в сфере образования. Оба этих блока из моего выступления выпали. После мероприятия в личной беседе мне объяснили, что всё это вообще не интересует модератора.

Справка ЦГ: Модератором упомянутого круглого стола в Совете Федерации была Любовь Глебова — сенатор от Удмуртии.

  • В 1981 году она окончила Арзамасский педагогический институт по специальности «учитель русского языка».
  • С 1981 по 1992 год была на комсомольской работе в городе Горький (ныне Нижний Новгород).
  • с 1992 по 1998 год занималась организацией лотерей.
  • в 2009 году защитила докторскую диссертацию, которая впоследствии признана научным сообществом плагиатом.
  • Является одним из идеологов введения в российских школах ЕГЭ.

— То есть опять получается, что вопросами образования занимается человек, у которого нет ни стажа, ни опыта работы в среде, хотя бы как-то связанной с образованием.

Кто главные идеологи реформы образования? Билл Гейтс и Герман Греф

А.Ш.: Если говорить об упомянутом проекте ВШЭ, то можно было бы напомнить и о более раннем докладе «Будущее образования. Глобальная повестка», который появился в 2013 году, а также о докладе «Образование для сложного общества» профессора практики Московской школы управления «Сколково» Павла Лукши, выпущенном в 2018 году. В последнем есть примечательные фразы. К примеру, говорится, что «ключевые цели реформы образования — это, во-первых, цифровая революция и, во-вторых, внедрение так называемой ученической самостоятельности».

Если мы заглянем в методички фонда Сбера «Вклад в будущее», то под персонализацией образования там подразумевается перевод на самообучение на цифровых платформах под руководством искусственного интеллекта. Учителю же отводится только роль наставника. А в упомянутом докладе Павла Лукши прямо сказано, я цитирую:

Необходимо отказаться от прежних представлений об образовании, изменить все институты и правила, которые мешают образованию быть гибким. Устаревшие системы оценивания, жёстко заданные стандарты учебной деятельности, ограничения в системе управления и финансирования. Различные стейкхолдеры признают, что система образования поломана. Это утверждение можно услышать в выступлениях огромного числа деловых лидеров от Германа Грефа до Билла Гейтса.

То есть вот они, основные «идеологи» реформы образования в нашей стране — Гейтс и Греф. И одной из главных задач на ближайшее время названо сокращение издержек на обучение с помощью новых образовательных технологий. Но мы понимаем, каким образом их будут сокращать.

— Вот это очень интересный момент. Во-первых, бизнес-подход, он, конечно, не может воодушевлять подавляющее большинство граждан нашей страны. И второе, вот те самые люди, которые у нас де-факто являются идеологами того, что в образовании происходит.

Е.М.: Хотела бы добавить, что спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко была очень возмущена докладом министра просвещения Сергея Кравцова, с которым он выступил на «правительственном часе» в верхней палате российского парламента 27 января. И на круглый стол мы как раз и собрались, чтобы решить вопросы по поводу нацпроекта «Образование». Но обсуждений никаких не получилось — просто как стена какая-то.

— А это очень интересный момент, который вы сейчас обозначили, потому что я хочу вас здесь поддержать. Совет Федерации в лице Валентины Ивановны Матвиенко в последнее время особенно внимательно относится, скажем так, к чаяниям граждан. И неизменно выступает на стороне именно граждан России. Что далеко ходить — одно из последних выступлений даже по поводу песни, которую Манижа будет исполнять на Евровидении. Она задалась вопросом: что это и каким образом проходило голосование на Первом канале? По поводу ковид-паспортов также Валентина Ивановна выражала недоумение.

Методички с отсылкой к Клаусу Швабу

А.Ш.: Если вы позволите, я бы хотела продолжить, потому что меня этот доклад с методичками, которые лежат в основе реформы, просто шокировал до глубины души. Там говорится, что в эпоху тотальной цифровизации человечество будет соединено на глобальном уровне через мобильные человеко-машинные устройства, и это изменит представления о том, что значит быть человеком. Понимаете, какая идеология в основе этого всего? А дальше идёт перечень компетенций будущего со ссылкой на Всемирный экономический форум Клауса Шваба.

То есть нам навязывается такая повестка. И этими методичками многие граждане озабочены. Нам фактически навязывают чуждую повестку в сфере образования, а в нашем национальном органе государственной власти ничего слышать об этом не хотят. Но почему-то сильно напрягаются, когда мы начинаем говорить, что все эти процедуры и реформы запускает Всемирный банк.

К примеру, на сайте фонда Сбербанка «Вклад в будущее» размещён протокол одного из мероприятий, состоявшихся в самом конце 2020 года. Заместитель главы Сбера Мария Ракова, в своё время курировавшая шесть подпроектов нацпроекта «Образование», сообщила, что Грефом приняты предложения провести конференцию по теме цифровизации образования. Главная цель мероприятия — разработать документ, устанавливающий основные ценности образования для всего мира и который будет принят Всемирным банком. Предположительная дата конференции — сентябрь 2021 года.

То есть эти люди и структуры хотят влиять на наше национальное образование, перевести его на какие-то глобальные рельсы и платформы. А мы при этом, вполне понятно, утратим собственный суверенитет в образовательной повестке нашей страны.

— Чиновники от образования часто задают такие вопросы: почему вы цитируете какие-то методички? Это же не документы, которые вышли из недр, скажем, Минпросвещения. Что можно ответить на это?

А.Ш.: Мы уже сейчас видим и в документах Минпросвещения, и на практике реализацию всех этих вещей. В распоряжении Р-44 от мая 2020 года прямым текстом рекомендуется всё то, что описывается в книге Клауса Шваба «Четвёртая промышленная революция». Там явное идеологическое совпадение — и искусственный интеллект, и использование ИИ для симуляции поведения учителя, и геймификация, и виртуальная среда, и дополненная реальность.

Даже соглашение о развитии киберспорта заключено с участием Министерства просвещения. При этом есть масса научных исследований, доказывающих, что зависимость от интернет-игр влечёт за собой структурные изменения мозга, аналогичные тем, что возникают при зависимости от психотропных веществ. В Минпросвещения это знают или нет?

Е.М.: Есть и другие аналогичные постановления. Вот, к примеру, документ «О проведении эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды». Это постановление вывешено на сайте для ознакомления и голосования. И вот результаты: 400 голосов за такой эксперимент и более 50 тысяч — против. Но между тем это всё продвигается.

А нам в это время говорят, что вы там какие-то сумасшедшие, маргиналы, верите в какой-то заговор.

Электронное образование — не для элиты и избранных

— Если я правильно понимаю, в США и Европе не очень спешат внедрять это самое цифровое электронное образование. Более того, если мы смотрим на элиты, то они вообще своих детей отдают в школы классические, а вовсе не электронные. У нас как-то по-другому происходит.

Е.М.: Вы знаете, как раз в докладе «Глобальная повестка» сказано, что очная форма обучения будет доступна только богатым и избранным людям. И то — в малом объёме. И появятся такие понятия, как «людиардеры», человек как капитал. Эта сфера «человекокапитала» ещё не освоена, и бизнес должен её открыть для себя.

Искусственный интеллект задаст каждому свою траекторию. Настроил — и человек будет садовником или уборщиком. И не важно, что кто-то хочет быть водителем или кем-то ещё. А от траектории, которая выстроена на основе анализа ваших биометрических данных, эмоций, поведения, вы отойти не сможете. Вот к такому нас готовят?

— Но эти самые хозяева денег, которые продвигают электронное образование по всему миру, для себя и для своих собственных детей эту модель не предполагают.

Деградация под видом модернизации

Завершая программу, Анна Шафран отметила, что один из главных рисков, самых серьёзных ударов, которые может нанести по образованию цифровизация, — это разрыв существовавшей веками связки учитель-ученик. Ведь даже после Октябрьской революции большевики, немного поэкспериментировав с «педологией» и другими образовательными извращениями, вернулись к классической школе. И получившие образование в советской школе люди создали мощнейшую научную и производственную базу, на которой мы существуем до сих пор.

А вот заочное образование во все времена считалось некачественным именно из-за отсутствия преподавателя. Но теперь нам предлагают, по сути, перевести на заочку всю страну, просто под красивым цифровым соусом.

Вроде бы у нас сейчас в стране стабильность, ни о каких революциях речи не идёт. Так почему же в образовательной сфере тихой сапой пытаются протащить такие революционные изменения, на которые не осмелились даже большевики, задаётся вопросом ведущая.

Самое неприятное в поведении наших оппонентов — это то, как они передергивают факты. Ведь никто не предлагает вернуться в пещеры или отказаться от развития каких-то важных научных сфер. Просто уберите свои электронные руки от системы, которая на протяжении веков обеспечивает передачу знаний и воспитание людей.

Под видом модернизации нам предлагают деградацию. Вместо суверенизации отдают наших детей под контроль иностранных технологий, а значит — иностранных государств. Из прошедшей сквозь века фигуры учителя делают приложение к машине.

Именно этого допустить никак нельзя, если мы хотим, чтобы Россия и дальше оставалась научной державой, если мы хотим, чтобы наши школьники получали действительно качественное образование, которое поможет им и нашей стране быть конкурентоспособными в стремительно меняющемся мире, если мы хотим, чтобы наши дети были здоровыми во всех смыслах — так, как это записано в Конституции.

И последнее. Ведь все суперсовременные компьютеры и смартфоны, искусственный интеллект и прочие достижения цивилизации изобрели люди, которые учились в самых обычных, а не цифровых школах.

Источник



Западная реформа образования

Как показывают опросы случайных прохожих на улице, за последние два десятилетия уровень образования в России значительно снизился. Особенно обидно, что нынешняя молодёжь в возрасте от 15 до 25 лет, не знает разницы между Второй Мировой войной и Великой Отечественной, что уж говорить о войне с Наполеоном. Почему такое происходит? Может быть потому, что чиновники, ответственные за образование, не особо заботятся об этом, просиживая штаны за свою зарплату, а может это целенаправленное оглупление нашей молодёжи?

Западная реформа образования в России

Министерство образования активно работает и продолжает свою диверсионную деятельность для того, что бы в корне разрушить и уничтожить наше образование в России. Такое чувство, что там, наверху, есть особое подразделение, которое зондирует западный метод обучения, отбирает всё самое наихудшее, и внедряет это в нашу систему. Возможно, они это делают неосознанно, но все же, сравнивать наше образование с обучением стран Запада полный абсурд. Так как там, в западной системе обучения, образования как такового никогда и не было. И даже в эпоху Советского Союза, в то время, когда наша страна была за «железным занавесом», самыми образованными в мире были наши дети.

Как чиновники из министерства оценивают данные успеваемости в связи с реформой?

• средние баллы — полученные учениками и студентами

• участие школьников и студентов в олимпиадах

• показатели сдачи госэкзаменов, которые сейчас заменены на ЕГЭ

То есть, они действительно считают и искренне верят в то, что именно эти цифры обозначают степень просвещенности молодёжи.

Для чиновника главное — отчёт. И когда все показатели если не безупречны, а хотя бы хороши, то чиновник с чистой совестью докладывает вышестоящему руководству, что реформа себя оправдывает. И после таких докладов и правительство и сами чиновники, действительно верят в повышение качества образования.

Чиновники отродясь не думали и не заботились о населении своей страны. Из власти в царской России о населении беспокоились только цари и церковь, и то, от случая к случаю. Если чиновники искренне уверовали в то, что новая реформа образования идеальна и есть улучшения, то почему тогда своих детей они отправляют учиться в западные ВУЗы?

Да наши студенты до сих пор считаются самыми умными в мире. В мировых олимпиадах в основном только они и занимают призовые места, но это те студенты, у которых есть своя тяга к знаниям, обычная школьная программа им недостаточна и всё остальное, что им нужно, они находят в школьных и студенческих библиотеках. Но всё то, что сейчас происходит с нашим образованием, приведёт к тому, что скоро не останется таких отроду умных детей, которые помимо школьной программы, будут дополнительно интересоваться и улучшать свои знания.

Опасность придёт не с Запада, она внутри нашей страны и эта опасность — это наши необразованные дети. Благодаря нашему министерству образования, сейчас в нашей стране есть такое поколение, которое ничего не знает и не умеет. Они не знают дисциплины. Они приходят работать учителями, врачами и чиновниками с купленными дипломами. Они абсолютно не профпригодны! Зато знания у них с позиции сдачи ЕГЭ в достаточной степени неопровержимы, потому как педагоги старого поколения, волей-неволей, занимаются приписками, а то у самих будут в школе проблемы с руководством, которое скидывает им эту реформу сверху. Наша страна погибнет изнутри, если так будет продолжаться и дальше. Попробуйте представить хирурга, который в лучшем случае сам сдал ЕГЭ, а не купил диплом. Привозят к нему человека на операцию по удалению аппендицита, а он будет выбирать из четырёх вариантов, что ему вырезать сейчас. Хорошо, если додумается другу позвонить или помощь зала взять.

А между тем, известный писатель, сатирик и юморист Михаил Задорнов, давно уже со сцены критикует нашу систему образования, высмеивая ее. Он очень остро переживает уровень ее падения, поэтому я предлагаю назначить его министром образования или как минимум, куратором истории. Народ, не имеющий представления о истории своей страны обречен на безызвестность! Для этого необходимо поставить подпись на петиции, которая обращена к нашему президенту, Владимиру Путину.

Хочется верить, что после его назначения министром образования, уже через пять-шесть лет наши дети станут намного образованнее. А через десять лет мы сможем похвастаться новым грамотным поколением. По прошествии 20 лет в России появятся настоящие патриоты, любящие и ценящие свою Родину!

Михаил Задорнов — настоящий патриот, который на пожертвования и свои собственные деньги снял прекрасный фильм, посвященный Новгородскому князю Рюрику, чтобы народ знал, гордился и помнил свою историю. Фильм — «Рюрик. Потерянная быль».

Если вы согласны с моими доводами, пожалуйста перейдите по ссылке ниже и подпишите петицию о назначении Михаила Задорного на должность министра образования, а так же по возможности обратите на неё внимание своих друзей и знакомых в ваших социальных сетях.

Похожее:  Quot Мой оптимизм quot Тест для старшеклассников

Источник

3.Образовательные реформы и их результаты в странах Западной и Восточной Европы

Средняя школа. В 80-е гг. XX в. правящие круги страны были озабочены снижением конкурентоспособности страны по сравнению с некоторыми другими странами Запада. Дебаты и публикации первой по­ловины 80-х гг. позволили определить стратегические приоритеты бу­дущей школьной реформы:

• пересмотр содержания образования,

• введение национальной оценки знаний учащихся,

• модернизация системы школьного управления.

Законом 1988 г. в стране было введено 10 обязательных предметов (английский язык и литература, математика, естествознание, история, география, технология, иностранный язык, музыка, искусство, физическая культура), на которые отводилось 70-75% учебного времени. Правительство страны связывало особые надежды с улучшением преподавания естествознания и математики в школе. По его инициативе в 90-е XX в. на школы начало оказываться заметное давление с целью ориентации образования с гуманитарного на математическое и естественно-технологическое. Ставка была сделана не только на повышение уровня преподавания естественных наук, математики, информационных технологий в средней школе, но и на обучение их основам всех учащихся. Одновременно был взят курс на улучшение прсподавания иностранных языков в средней школе Великобритании. Поскольку английский язык является средством международного общения, у британской молодежи крайне слабо выражена мотивация к изучению иностранных языков. В целях преодоления создавшейся ситуации в британских школах было введено изучение иностранных языков в начальной школе, увеличено число учебных часов на их преподавание в средней школе.

Введение нового содержания образования сопровождалось проведением системы оценки знаний школьников в национальном масштабе.

В законе 1988 г. было закреплено положение о тестировании школьни­ки в национальном масштабе в возрасте 7, 11, 14 и 16 лет. Данные возрастные рамки избраны не случайно, поскольку, согласно британской традиции, в возрасте 7 лет дети заканчивают первую ступень начальной школы, в 11 лет — начальную школу, в 14-летнем возрасте начинается дифферененциация обучения, а в 16 лет британская молодежь заканчивает полную среднюю школу. В 1988 г. при Департаменте образования был создан Совет по школьным экзаменам и оценке.

В соответствии с Законом 1988 г. функция контроля за содержанием образования возложена на центральные органы образования. До 1988 г. система образования страны была настолько децентрализован­ной, что учебные планы разрабатывались на уровне школ, учебные программы создавались учителями с учетом рекомендаций Департамента образования, экзаменационных требований и методических материалов, подготовленными правительственными и независимыми педагогическими организациями. Централизация управления образованием co­провождалась усилением прав школ. Так учебным заведениям было предоставлено право решения вопроса относительно преподавания предметов национального учебного плана — в виде отдельных дисциплин, интегрированных курсов или модульных программ.

Реформа школьного образования постоянно корректировалась, а ход ее осуществления отслеживался специальными комиссиями.

В начале 90-х гг. в стране работала национальная комиссия под руководством Дж. Волтона, которая опубликовала доклад под названия «Учиться преуспевать» (1993). В этом программном документе была предпринята попытка сформулировать стратегию и политику в области образования на ближайшие десятилетия. Нельзя не заметить явное влияние аналогичного американского документа на авторов доклада.

Вновь вопрос о реформировании среднего образования был посте лен в стране в начале XXI века. Великобритания столкнулась с проблемой нехватки высококвалифицированной, хорошо образованной рабочей силы. Правительство тратило на образование гораздо меньше, чем в других ведущих европейских странах. В конце 90-х гг. страна находилась на 19 месте из 22 по отчислениям на образование из общей суммы валового национального дохода. Остро чувствовалась нехватка учителей, особенно по математике, химии, информатике и компьютерным технологиям, иностранным языкам. Среди причин, побудивших оставить профессию, экс-учителя называли жесткий рабочий график, низкий уровень заработной платы, невозможность проявить инициативу, низкий уровень дисциплины, прогулы стали обычным явление в бри­танской школе. В 1998 г. парламент страны был вынужден принять специальный закон «1998 Crime and Disaster Act», дающий право полиции и местным органам образования «отлавливать» учащихся в торговых центрах, кинотеатрах и доставлять в школы на полицейских машинах.

В 2001 г. был опубликован правительственный доклад, содержа­щий основные положения реформы. В качестве стратегического при­оритета выдвигается отход от модели «единой» школы, дифференциация учебных заведений. Речь в первую очередь идет о преобразовании значительной части обычных средних школ в специализированные, при­чем особое внимание правительства обращено на повышение уровня преподавания таких предметов, как математика, информационные технологии и естественные науки. Планировалось, что к 2005 г. в стране могли появиться по крайней мере 1500 специализированных школ (что составит примерно половину — 46% — всех средних школ Англии).

Таким образом, очевидно, что дни «единой» средней школы сочтены и наступает новая эра среднего образования. Традиционно среднее образование в Англии было представлено несколькими типами школ: публичными, грамматическими и современными.

В настоящее время в Великобритании готовится проект реформирования в сфере школьного образования. Планируется, что из класса в класс учащиеся будут переходит не по возрасту, а в зависимости от личных способностей. Основанием для такого преобразования служит тот факт, что программа обучения в каждом классе ориентирована на некий средний уровень подготовленности учеников этого возраста. В результате неизбежно происходит деление на тех, кто не успевает за программой, и более развитых в интеллектуальном отношении ребят, которые могли бы двигаться в обучении дальше, но вынуждены топтаться на месте. Новая система будет направлена на индивидуализацию учебного процесса с учетом личных потребностей молодых людей.

В русле реформирования школы планируется предоставление педагогам свободных часов для подготовки к урокам. Предполагается также, что с учителями будут заключены новые контракты, в которые войдет пункт о выделении им дополнительных свободных часов. Кроме того, планируется выделить дополнительные средства па оплату труда педагогов. По новому закону учителя будут получать более высокую зарплату, если учащиеся продемонстрировали хорошие результаты во время тестов и экзаменов.

В 90-е гг. XX в. с целью создания конкуренции между вузами введена плата за обучение по системе «деньги идут за студентом», которая поступала из бюджета. В связи с нехваткой средств с 1998 г, в вузах Великобритании была введена плата в размере 1000 фунтов стерлингов за год обучения независимо от типа и направления o6paзовательной программы. Около 30% студентов из семей с низкими доходами получали полную компенсацию оплаты, еще 30% — частичную компенсацию, а 40% студентов из зажиточных слоев общества платили всю установленную сумму [72, с. 56]. Первоначально введение платы привело к снижению численности поступающих, но в последующие годы снова стала возрастать. В 90-х гг. по британским университетам прокатилась волна студенческих забастовок, главное требование которых — отмена платы за обучение. По мнению Союза студентов Британии, государственное финансирование университетского образования явно недостаточно — сегодня каждый пятый студент бросает учебу на первых же курсах из-за нехватки средств.

С 1990 г. в Великобритании началось постепенное внедрение студенческого кредита с вытеснением доли субсидий в виде грантов, предоставляемых ранее примерно 70% поступающих в колледжи. Кредит подлежал возврату в течение 5-7 лет после завершения обучения лишь по достижении им уровня доходов в 10 000 фунтов в год. Уже в 19981 доли кредитов и субсидий-грантов в финансировании студентов сравнялись, а в 2000 г. кредит стал единственной формой финансовой поддержки студенческой молодежи [72, с. 56].

1 июля 2004 г. был принят Закон о Высшем образовании, регламентирующий установление платы за обучение. Вокруг законопроекта развернулась ожесточенная поле­мика — правящая лейбористская партия потребовала увеличения плата за обучения, мотивируя свою позицию существенной разницей в доходах между дипломированными и недипломированными работниками. По мнению премьер-министра Тони Блэра, льготы студентам — это льготы детям богатых родителей, которые ни в каких льготах не нуждаются. Тем не менее, ограничения были установлены и система грантов возвращена — как основное условие справедливого доступа [130].

Нынешнее британское правительство определило для своих студентов стоимость обучения в 1 100 фунтов стерлингов в год. С иностранцев берут за тот же период по 10 500 фунтов стерлингов.

Реформа высшей школы неоднозначно воспринимается в обществе. У работников высшей школы наибольшие возражения вызывают введение обязательного платного обучения в вузах, рост числа высших учебных заведений и увеличение количества обучающихся в них сту­дентов. За последнее десятилетие XX в. количество студентов в стране увеличилось в 2 раза. По мнению профессора Лондонского университета Г. Зеллика, политика расширения не только не оправдывает себя, но противоречит интересам государства, так как многие из поступающих не имеют достаточную базовую подготовку и по своим психофизическим данным не способны к обучению в высшей школе [119, с. 12]. По оценкам аналитиков, дефицит финансирования британских университетов составляет 9,95 млрд фунтов стерлингов (16 млрд дол.) в . Восполнить его вузы попытались, начав взимать дополнительную плату со своих студентов. Однако последние тут же организовали массовые демонстрации протеста, утверждая, что доступность образования должна зависеть от умственных способностей учащихся, а не от финансовых возможностей их родителей. У большинства английских студентов к окончанию обучения в вузе и так уже накапливается долг в размере 12 тыс. фунтов стерлингов, поэтому национальный студенчес­кий союз выступил против взимания дополнительной платы [27].

Франция

Со второй половины XX в. как и в Великобритании школьные ре­формы во Франции проводятся практически каждое десятилетие. Начи­ная с 50-х гг. XX в. были проведены четыре реформы общеобразова­тельной школы (1963, 1975, 1985, 1989 гг.). В ходе реформ была определена структура общеобразовательной школы, пересмотрено содержание образования, отлажен управленческий механизм, совершенствовались учебные планы и программы, система подготовки педагогических кадров.

В 60-е гг. во Франции был взят курс на создание унифицированной модели массовой общеобразовательной школы, что повлекло за собой структурную и содержательную перестройку французской школьной системы. В 1963 г. по инициативе X. Фуше (министр образования) и Ж. Капелля (идеолог реформы) начал функционировать новый тип школы — четырехлетний коллеж. Французская система школьного образования приобрела следующий вид: 5+4 (начальная школа + коллеж) или 5+7 (начальная школа + лицей). В лицее были пересмотрены профили обучения, изменены учебные планы [54, с. 37].

В 1975 г. была проведена следующая реформа, названная согласно традиции по фамилии министра национального образования Р. Аби, стоявшего у ее истоков. Реформа Аби была направлена, с одной стороны, на структурную перестройку, с другой стороны, на модернизацию учебных планов и программ средней школы. Реформа определила со­временную структуру школьного образования: начальная школа — не­полная средняя школа (коллеж) — полная средняя школа (лицей). Во Франции была создана единая двенадцатилетняя школа. С 1975 г. фран­цузская модель школьного образования приобрела следующий вид: 5+4+3. Коллеж был преобразован в первую ступень общеобразователь­ной школы. Обучение в коллеже разбивалось на два цикла: цикл наблю­дения (6-5 классы) и цикл ориентации (4—3 классы) (Во Франции су­ществует обратная нумерация классов). Три последние класса школы были преобразованы в самостоятельные полные средние учебные заведения — лицеи.

Одновременно со структурными преобразованиями были созданы новые учебные планы и программы для всех типов учебных заведений. Впервые в учебный план средней школы было введено преподавание та­ких предметов как экономика, философия, информатика и др. Эксперты оценивают реформу Аби как одну из самых продуманных и результативных [54, с. 42].

В центр следующей реформы 1985 г. была поставлена проблема совершенствования содержания образования в начальной школе и колле­же. Особое внимание уделялось модернизации предметной структуры учебных планов, укреплению связей между начальной и средней шко­лой, введению новых предметов, максимально отвечающих новым peaлиям. Статус самостоятельных учебных дисциплин получили предметы «граждановедение», «естествознание и технология». В коллеже ставка

сделана на развитие у учащихся критического мышления, культуры письменной и устной речи, овладения навыками самообразования. Во Франции как и в других странах Запада существует практика, co­гласно которой подготовка образовательных реформ, ход их реализа­ции и результаты отслеживается с помощью специальных комиссий. Все делается для того, чтобы во время выявить недочеты, скорректировать направления реформирования. Выводы комиссий публикуются в печати и становятся достоянием общественности. В 1989 г. была инициирована новая реформа министром национального образования Л. Жоспеном. Основными задачами реформы Жоспена были: совершенствование системы управления и финансирования средней школы, повышения качества общеобразовательной подготов­ки учащихся, реорганизация учебного процесса и пересмотр учебных программ с учетом изменений в европейском регионе.

Претворение в жизнь реформы Жоспена оказало существенное влиянис на укрепление материально-технической, финансовой, кадровой базы французской школы, усиление ее связей с социумом, улучшение качества школьной подготовки, уровня преподавания отдельных дисциплин (иностранных языков, информатики, изобразительного искус­ства, музыки и спорта). Вместе с тем многие проблемы решить не удалось. К ним относится второгодничество, дисциплинарные нарушения со

стороны учащихся, несовершенство учебных программ по ряду школьных дисциплин и др.

Реформа общенационального образования во Франции, — считает ми­нистр по делам молодежи, национального образования и научных иссле­дований Франции Люк Ферри, — это перманентное состояние. Трудно на­звать конкретную реформу и оценить результаты отдельных ее этапов, потому что новшества в систему образования вносились бесчисленное количество раз, и это стало во Франции чем-то вроде национального спорта. Реформа идет с 50-х гг., а с середины 60-х изменения вносятся чуть ли не каждый день. Образование — это самый обсуждаемый вопрос во французском обществе. И чем больше об этом говорят, тем больше ка­жется, что школа развивается недостаточно хорошо. Отсюда постоянное стремление ее усовершенствовать. Видимо, кое-что действительно мож­но сделать лучше. Хотя сегодня государственное образование во Фран­ции имеет высокий уровень и к тому же практически бесплатное [90].

Высшая школа. Французская высшая школа традиционно пользу­ется популярностью в европейском регионе. Страна занимает второе место в Европе по численности иностранных студентов, обучающихся в стенах ее вузов (200 тыс. чел. в 2001 г.). В настоящее время француз­ские вузы осуществляют переход на новую систему образования. Уни­верситетская реформа проходит в рамках общеевропейской реформы, цель которой — максимальная унификация высшего образования в евро­пейском регионе.

Главными задачами реформы являются:

• унификация дипломов о высшем образовании, выдаваемых в разных странах ЕС;

• повышение мобильности студентов в рамках ЕС;

• упрощение процесса взаимного признания дипломов;

• облегчение процесса смены специальностей;

• диверсификация возможностей профессиональной карьеры [69, с. 134- 135].

В основу перестройки системы высшего образования положена модульно-кредитная система. Процесс обучения разбит на семестры, а те в свою очередь на модули, прохождение которых позволяет получить фиксированное количество кредитов (30). Во Франции сохранится трехуровневая система университетского образования. Однако по срав­нению с прежней системой обучения в высшей школе будут внесены определенные коррективы. Первый уровень обучения рассчитан на три года и по его окончанию студенту присваивается степень лиценциата (180 кредитов). Второй уровень обучения соответствует двум годам об­учения и завершается присвоением степени магистра (300 кредитов). Третий уровень обучения представлен докторантурой, за время обуче­ния в которой нужно набрать 180 кредитов (таблица 3.2).

Похожее:  Способы борьбы с ошибками оператора

Источник

Реформа образования в России: общие сведения, основные задачи, проблемы и перспективы

Невозможно спорить с тем фактом, что образовательная система страны является краеугольным камнем государственно-общественного развития. От ее содержания, структуры и принципов во многом зависят перспективы интеллектуального и духовного совершенствования населения. Система образования чутко реагирует на изменения в сфере общественного развития, порой становясь их первопричиной. Именно поэтому периоды государственных изменений всегда затрагивали образования. Основные реформы образования в России часто происходили на фоне резких перемен в жизни общества.

Страницы истории

Отправной точкой в этом отношении можно считать XVIII век. В этот период начались первые реформы образования в истории России, ознаменовавшиеся переходом от религиозной школы к светской. Изменения были в первую очередь связаны с масштабным переустройством всей государственной и общественной жизни. Появились крупные центры просвещения, Академия наук и Московский университет, а также новые типы школ: навигацкие, математические, цифирные (государственные). Система образования стала носить сословный характер, появились специализированные учебные заведения для дворянства.

Традиционная ступенчатая система обучения начала формироваться в начале XIX века, в период правления Александра I. Был принят устав учебных заведений, предусматривающий уровни высшего, среднего и начального образования. Открылся ряд крупных университетов.

Реформа образования в России была продолжена в 60-е гг. XIX века, став частью целого комплекса социальных изменений. Школы становились бессословными и общедоступными, появилась сеть земских учреждений, университеты получали автономию, начало активно развиваться женское образование.

Наступивший вслед за этим реакционный этап свел на нет многие положительные изменения в сфере образования. Однако к началу XX века ситуация стала налаживаться, учебные планы гимназий и реальных училищ были приближены друг к другу, среди обучающихся увеличилось число мещан. В 1916 году был подготовлен проект изменений, предусматривавший отмену сословных ограничений и автономию школ.

Реформы образования в России в 20 веке

Революционные события 1917 года означали резкий перелом в жизни общества и государства, затронувший все сферы жизни. Не стала исключением и область образования. Советской властью был взят курс на ликвидацию безграмотности, общедоступность и унификацию обучения, усиление государственного контроля. Первой реформой образования в России новой формации стал декрет 1918 года, утвердивший положение о единой трудовой школе (ряд его принципов действовал вплоть до 90-х гг. прошлого века). В сфере образования были провозглашены бесплатность и гендерное равенство, взят курс на воспитание человека новой формации.

Период 20-30-х гг. стал эпохой экспериментов в образовании. Нетрадиционные формы и методики обучения, классовый подход подчас приводили к неожиданным результатам. Изменения коснулись не только школ и университетов. Примечательными были и реформы художественного образования в советской России. Необходимость перемен назрела еще в начале века. Академическая система преподавания не соответствовала запросам времени. Реформа художественного образования в советской России изменила формат обучения, учащиеся получили свободу выбирать себе преподавателей. Итоги таких перемен были не самыми блестящими, поэтому уже через два года в систему художественного образования были возвращены многие черты академического обучения.

Традиционные элементы обучения вернулись также в школьное и вузовское образование. В целом советская система образования стабилизировалась к середине 60-х гг. Произошла реформа среднего образования в России, которое стало всеобщим и обязательным. В 1984 году была предпринята попытка уравновесить приоритетность высшего образования дополнительным профессиональным обучением в школах.

Смена ориентиров

Очередные масштабные перемены в сфере управления, системе государственного устройства, произошедшие в 90-е гг., не могли не отразиться на образовании. Тем более, к тому моменту модернизации требовали многие образовательные структуры. В условиях смены политического и экономического курса очередная реформа системы образования в России должна была:

  • способствовать укреплению демократической системы, развитию национального самосознания;
  • облегчить переход к рыночной экономике;
  • строиться на принципах открытости и дифференциации;
  • создать различные виды образовательных учреждений, программ, специализаций;
  • предоставить учащемуся возможность выбора при сохранении единого образовательного пространства.

Процесс изменений не был однозначным. С одной стороны, было обеспечено многообразие типов образовательных учреждений и учебных программ, вузы получили права академической автономии, активно начал развиваться негосударственный образовательный сектор. В 1992 был принят закон об образовании в РФ, подчеркивающий гуманистическую и социальную сущность системы образования. С другой, резкое снижение уровня государственной поддержки и финансирования на фоне непростой социально-экономической ситуации сводили на нет многие положительные начинания. Поэтому уже к началу 2000 гг. вновь был поставлен вопрос о реформе образования в современной России.

Доктрина отечественного образования

Именно в этом документе были сформулированы основные приоритеты дальнейших изменений в образовательной системе. Ключевые положения Национальной доктрины были одобрены федеральным правительством в 2000 году. На этом этапе реформы в области образования в России определялись цели обучения и воспитания подрастающего поколения, средства и пути их достижения, планируемые результаты вплоть до 2025 года. Задачи образования напрямую связывались с общественными:

  • рост потенциала государства в области науки, культуры, экономики и современных технологий;
  • улучшение качества жизни населения;
  • формирование основы для устойчивого социального, духовного, экономического роста.

В доктрине были сформулированы следующие принципы:

  • образование в течение жизни;
  • преемственность образовательных ступеней;
  • патриотическое и гражданское воспитание;
  • разностороннее развитие;
  • постоянное обновление содержания и технологий обучения;
  • внедрение методов дистанционного образования;
  • академическая мобильность;
  • систематизация работы с одаренными учащимися;
  • экологическое воспитание.

Одним из направлений реформ образования в России была определена модернизации нормативно-правовой базы, обеспечивающей эту сферу общественного развития. При этом государством должны гарантироваться: реализация конституционного права на образование; интеграция науки и образования; активизация государственно-общественного управления и социального партнерства в образовании; возможность получения качественных образовательных услуг социально незащищенными группами населения; сохранение национальных образовательных традиций; интеграция систем отечественного и мирового образования.

Этапы и цели изменений

Концепция масштабных перемен была сформулирована к 2004 году. Правительством были одобрены ключевые направления реформы образования в современной России. В их число вошли: повышение качества и доступности образования, оптимизация финансирования данной сферы.

Ряд принципиальных моментов был связан со стремлением присоединиться к Болонскому процессу, в задачи которого входило создание общего образовательного пространства на европейской территории, возможность признания национальных дипломов. Для этого понадобился переход к двухуровневой форме высшего образования (бакалавриат + магистратура). Кроме того, болонская система подразумевала изменение зачетных единиц результатов обучения, новую систему оценки качества программ и образовательного процесса в вузах, а также нормативно-подушевой принцип финансирования.

В начале реформ образования в России было также одобрено новшество, вызывающее споры и по сей день. Речь идет о повсеместном введении единого государственного экзамена (ЕГЭ) в 2005 году. Данная система должна была ликвидировать коррупционную составляющую при поступлении в вузы, дать возможность талантливым абитуриентам поступать в лучшие образовательные учреждения.

Введение стандартов

Важнейшим этапом реформы системы образования в России стало внедрение новых федеральных стандартов на разных уровнях обучения. Стандарт – совокупность требований к определенному образовательному уровню или специальности. Первые шаги в этом направлении начали предприниматься еще с начала 2000 гг., но новый формат был разработан только через десять лет. Начиная с 2009 года были введены стандарты профессионального образования, а с первого сентября 2011 года школы начали работать по ФГОС для начальной школы. Сроки обучения по программам общего образования были изменены еще раньше и составили 11 лет.

Если говорить кратко о реформе образования в России в этом направлении, стандарт определял структуру программ обучения, условия их реализации и обязательные образовательные результаты. Изменения были внесены в:

  • содержание, цели, формы организации учебного процесса;
  • систему оценки и контроля образовательных результатов;
  • формат взаимодействия педагога и учащихся;
  • структуру учебного плана и программ, а также их методическое обеспечение.

В новых положениях установлены два уровня образовательных результатов, обязательный и повышенный. Достигнуть первого должны все учащиеся. Уровень достижения второго зависит от интеллектуальных потребностей и мотивации школьника.

Особое внимание уделяется воспитательной работе в образовательной организации и духовно-нравственному развитию учащихся. К основным результатам воспитания отнесены: патриотические чувства, гражданская идентичность, толерантность, готовность взаимодействовать с людьми.

Федеральные стандарты предусматривают:

  • разнообразие школьных программ (образовательное учреждение самостоятельно выбирает, какой из утвержденных учебно-методических комплексов выбрать);
  • расширение сферы внеурочной деятельности (обязательное посещение кружков широко спектра, дополнительных занятий);
  • внедрение технологии «портфолио» (подтверждение образовательных, творческих, спортивных достижений школьника);
  • профильный характер обучения для старшеклассников по нескольким основным направлениям (универсальный, естественнонаучный, гуманитарный, социально-экономический, технологический) с возможностью составления индивидуального плана занятий.

В 2012 году переход на новые стандарты начала основная школа (5-9 классы). Через год в пилотном режиме по новой схеме стали учиться старшеклассники, а также был принят стандарт дошкольного образования. Таким образом обеспечивалась преемственность программ на всех ступенях общего образования.

Новые векторы школьного образования

Обновленные нормативные положения, регулирующие отношения в сфере образования, коренным образом перестроили весь учебный процесс, изменив основные целевые ориентиры. Реформа школьного образования в России предусматривала переход от «знаниевой» концепции обучения к «деятельностной». То есть ребенок должен не просто владеть определенной информацией по тем или иным предметам, но и уметь применять ее на практике для решения конкретных образовательных задач. В этой связи был введен принцип обязательного формирования универсальных учебных действий (УУД). Познавательные (способность к логическим действиям, анализу, выводам), регулятивные (готовность к планированию, целеполаганию, оценке собственных действий), коммуникативные (навыки в сфере общения и взаимодействия с окружающими).

Среди требований к результатам обучения было выделено три основных группы.

  1. Личностные результаты. Включают способность и готовность учащегося к саморазвитию, мотивацию к познавательной деятельности, ценностные ориентиры и эстетические потребности, социальные компетенции, сформированность гражданской позиции, установок на соблюдение принципов здорового образа жизни, навыков адаптации в современном мире и т. д.
  2. Предметные результаты. Связаны с формированием научной картины окружающего мира, опытом ученика по получению новых знаний в рамках конкретных дисциплин, их применению, осмыслению и преобразованию.
  3. Метапредметные результаты. Эта группа непосредственно связана с освоением УУД, ключевых компетенций, составляющих основу формулы «уметь учиться».

Отдельное внимание уделяется организации проектной и исследовательской деятельности учащихся, разнообразию форм внеурочной практики, внедрению в образовательный процесс информационно-коммуникационных технологий. В образовательных программах помимо федерального компонента предусмотрены разделы, формируемые коллективом образовательных учреждений самостоятельно.

Реформа высшего образования в России

Представления о необходимости принципиальных изменений на этой ступени обучения сформировались еще на рубеже XX и XXI вв. С одно стороны, это было вызвано определенными кризисными тенденциями в сфере вузовского образования, с другой – идеей интеграции в европейское образовательное пространство. Реформа высшего образования в России предусматривала:

  • укрепление взаимодействия науки и образования;
  • создание двухуровневой системы обучения в вузах;
  • привлечение непосредственных работодателей к формированию социального заказа на специалистов различных категорий.

В 2005 году был запущен процесс аттестации отечественных вузов, по итогам которого им присваивался определенный статус: федеральный, национальный, региональный. От этого стал зависеть уровень академических свобод и финансирования. Через несколько лет прошли массовые проверки вузов, в результате более ста были признаны неэффективными и лишились лицензии.

Переход на программы бакалавриата (4 года) и магистратуры (2 года) в 2009 году вызвал неоднозначную реакцию со стороны заинтересованных участников образовательного процесса. Предполагалось, что данное решение в ходе реформы образования в России удовлетворит массовый спрос на вузовское образование, одновременно способствуя формированию категории научно-образовательных кадров высшего уровня. Также произошел переход на федеральные стандарты нового поколения. В качестве образовательных результатов в них предусматривался комплекс общих и профессиональных компетенций, которыми должен обладать выпускник по итогам прохождения программы подготовки. Большое внимание уделялось и формам организации учебного процесса, предпочтение было отдано практико-ориентированным технологиям (проекты, деловые игры, кейсы).

В 2015 году ,sk принят ряд положений, призванных совершенствовать образовательные программы, приведя их в большее соответствие с профессиональными стандартами. По мнению разработчиков, это будет способствовать подготовке специалистов, в полной мере отвечающих требованиям работодателей.

Закон об образовании РФ

Вступление этого документа в силу стало знаковым событием в рамках новой реформы образования в России. Новый закон, пришедший на смену варианту 1992 года, был принят в декабре 2012 года под номером 273-ФЗ. Его задача – регламентация общественных отношений в сфере образования, обеспечение реализации права граждан на его получение, регулирование правовых отношений, возникающих в образовательной деятельности.

Положениями закона устанавливаются меры социального обеспечения, обязанности и права участников образовательных отношений (детей, их родителей, педагогов). Впервые четко определяются принципы обучения граждан с особыми образовательными потребностями, иностранцев и проч. Разграничиваются полномочия федеральных и региональных органов власти, местного самоуправления, устанавливается формат государственного и общественного надзора в сфере образования.

В законе четко определены уровни образования в РФ: общее, дошкольное (ставшее первой стадией общего), среднее профессиональное, высшее, а также дополнительное и послевузовское. При этом провозглашается принцип доступности и качества обучения на всех ступенях. В этой связи регламентируются сферы интерактивного и дистанционного образования, позволяющие большинству граждан получать образовательные услуги удаленно.

Впервые определяются принципы и задачи инклюзивного образования, которое может осуществляться как в общеобразовательном, так и в специализированном учреждении.

Информационная открытость становится обязательным условиям работы образовательной организации. Все необходимые сведения размещаются в свободном сетевом доступе.

Ряд положений закона посвящен вопросам независимой оценки качества образования на федеральном и региональном уровнях. В комплекс оценочных процедур входит анализ образовательных результатов, условий обучения, программ.

Перспективы дальнейших изменений

Векторы предстоящих реформ России в сфере образования определяются как в рамках федеральных программ развития, так и на уровне оперативно принимаемых решений. Так, согласно положениям целевой программы развития образования до 2020 года, сохраняются традиционные ориентиры модернизации:

  • обеспечение качественного, доступного образования, соответствующего направлениям общественного развития;
  • развитие современной творческой, научной среды образовательных организаций;
  • внедрение технологических инноваций в сфере профессионального образования;
  • активизация применения современных технологий в общем и дополнительном образовании;
  • обеспечение подготовки высокопрофессиональных кадров для современной экономической сферы;
  • развитие системы действенной оценки образовательных результатов и качества обучения.

Еще один документ, определяющий приоритетные направления реформ образования в России, – государственная программа развития до 2025 года. Помимо общей установки на повышение рейтинга российского образования в различных международных программах оценки качества, в ней выделено несколько ключевых подпрограмм:

  • развитие дошкольного, общего и дополнительного образования;
  • повышение эффективности мероприятий молодежной политики;
  • модернизация системы управления в области образования;
  • реализация востребованных программ профессионального обучения;
  • повышение значимости и распространение русского языка.

В апреле текущего года было внесено предложение об увеличении расходов на развитие образования до 4,8% ВВП. В список приоритетных проектов вошли: обеспечение разнообразия форм раннего развития детей (до 3 лет), массовое внедрение электронных учебных пособий (с функциями искусственного интеллекта), расширение сети центров поддержки талантливых детей, обеспечение инновационного развития вузов.

Источник

Adblock
detector