Итоги и результаты рельсовой войны

Рельсовая война

Рельсовая война (3 августа — 15 сентября 1943 года) это первая крупная партизанская военная операция со стороны СССР времен Второй Мировой войны. Данная операция планировалась на оккупированных немцами территориях СССР с целью нанесения урона железнодорожному полотну, чтобы снизить ее пропускную способность и ограничить тыловое передвижение немецких войск. В качестве обоснования необходимости данной операции всегда приводит с аргументацией того, что она разрабатывалась как дополнение к операции на Курской дуге. На практике рельсовую войну нужно рассматривать как первый этап крупной партизанской операции, продолжавшейся операцией «Концерт» в сентябре-ноябре 1943 года.

Подготовка к операции

К началу рельсовой войны Великая Отечественная война продолжалась уже более 2 лет. За это время партизанские соединения существенными операциями не запомнились. Связано это прежде всего с тем, что Ставка долгое время рассматривала понятие «Партизаны» как атрибут Войны 1812 года: крестьяне с вилами и лопатами. Только к к началу 1943 года стало очевидно, что огромное количество военных подразделений и гражданского населения, оказавшихся на оккупированной территории, представляет собой большую силу, способную оказать существенное влияние на ход событий.

Партизанский отряд времен ВОВ

При обсуждении планов рельсовой войны на период август-сентябрь 1943 года было 2 основных плана:

  1. Уничтожение рельс. Данную идею поддерживал генерал Пономаренко, который совсем недавно получил генеральский титул и по решению Сталина возглавил Центральный Штаб партизанские соединения. Основная его идея заключалась в том, что нужно наносить удар исключительно по рельсам. Уничтожаем рельса, уничтожается железнодорожное полотно, а значит у противника нет возможности по нему передвигаться.
  2. Уничтожение паровозов и эшелонов. Данную идею поддерживал полковник Старинов, известный ещё по организации подрывной и партизанской работы в Испании. Старинов говорил о том, что уничтожение полотна является бессмысленным, а основной удар нужно нанести по паровозам. Во-первых, у немцев их не хватает, а во-вторых уничтожение паровоза автоматически выводит из строя железнодорожное полотно на 500-600 метров.

Оба пути по своей сути были разумными, но они должны были учитывать реальности того времени. Как показало время, Старинов был прав и его путь мог причинить германской армии колоссальный урон. У Германии не было проблем с рельсами, а с паровозами были. Пономаренко же убедил Сталина, что в Германии есть острая нехватка в рельсах, а значит нужно проводить именно войну на уничтожение рельсов, не трогая паровозы. Сталин поддержала своего генерала, а Пономаренко отправил Старинова к украинским партизанам, которые практически не участвовали в рельсовой войне 1943 года (на территории Украины в это время шла реализация идея Старинова — подрыв паровозов и эшелонов.

14 июня в Москве было окончательно принято решение о проведении рельсовой войны и партизанским соединением стали активно перебрасывать взрывчатку и специалистов, которые должны были их обучить то взрывчатку устанавливать.

Партизаны минируют рельсы

Проведение операции

Приказ о начале проведения рельсовой войны был отдан ночью 3 августа 1943 года. Основной удар партизаны должны были нанести по территории, на которой располагались германские войска группы армии Север и Центр. Всего в рельсовой войне приняло участие порядка 100 тыс партизан. В общей же сложности речь идет о подрывной деятельности на территории по фронту более 1000 км.

Массовый партизанские действия поставили немецкое командование в тупик, в результате чего долгое время они не могли эффективно бороться со взрывами рельс. Достаточно сказать, что только в первую ночь проведение данной операции было уничтожено 42 тыс рельс. В целом же за весь период рельсовой войны было уничтожено немногим менее 215 тыс рельсов. В качестве цифры, которая подтверждает значимостью поврежденной операции в истории Второй мировой войны заключается в том, что только по территории Белоруссии перевозка немецких грузов и армии сократилось на 40%. Если же рассматривать отдельные участки железных дорог, то в результате подрывной деятельности на некоторых из них движение было приостановлено на период до 2 недель. На отдельных участках повреждения были настолько сильными, что на ликвидацию последствий ушло порядка месяц.

К сожалению для советских партизан у Германии не было проблем с рельсами, но даже если бы такие проблемы были, то рельсы свободно могли демонтироваться в других оккупированных странах и перебрасывается в Советский Союз. В дальнейшем, когда операция «рельсовая война» переросла в операцию «концерт» на территорию СССР рельсы перебрасывались из самой Германии, стран Бенилюкса и Польши.

Взорванный партизанами поед в 1943 году

Чтобы понять насколько опасной была ситуация на многих участках немецкого тыла (в том числе и где не проводилась операция «рельсовая война») обратимся к историческим документам.

Количество взрывов достигло такого числа, что ситуация становится угрожающей. Идет целенаправленный удар по эшелонам и тягловым паровозам. Если подобная картина сохранится в ближайшее время то под удар будет поставлено все железнодорожное сообщение. В частности речь идет об угрозе срыва снабжения всех фронтовых операций

Командир 559-ой германской комендатуры

Действий партизан становятся все активнее. Они постоянно нападают на железнодорожные пути. Все вокзалы переполнены, поскольку ж/д линии невозможно использовать в полном объеме. Эшелоны, идущие с фронта, приходится надолго задерживать. Многие поезда уничтожены или покалечены минами.

Докладная записка директора железных дорог Минска от 19 сентября 1943 года

Итоги и результаты рельсовой войны

С окончанием Второй мировой войны было официально объявлено, что рельсовую войну СССР начал для поддержки операции на Курской дуге. Ты не менее если сопоставить даты, то в этом можно усомниться. Напомним, что сражения на Курской дуге длились с 5 июля по 23 августа 1943 года. Рельсовая война началась 3 августа и длилась до 15 сентября 1943 года, а в дальнейшем плавно переросло в операцию «концерт» до ноября 1943 года. Сложно себе представить, что для поддержки Курской дуги была разработана партизанская военная компания, старт которой пришелся только на конец сражение. Одна из причин, почему рельсовую войну приписали к Курской дуге, заключается в том, что сама война и уничтожение рельс не имели той эффективности, как об этом часто говорят. В частности это связано еще и с тем, что в истории СССР часто принято акцентировать внимание только на положительных военных событиях, а о спорных или отрицательных либо не говорили вообще либо затрагивали вскользь. Рельсовая война стала однозначно положительным событием в советской историографии. Однако если более детально разбираться с этим вопросом, там в этой операции были как плюсы так и минусы.

Рельсовая война - партизаны устанавливают взрывчатку

Очевидные минусы рельсовой войны:

  • Уничтожение собственного имущества. Многие историки сегодня акцентируют внимание, что отступающая немецкая армия нанесла меньший урон железнодорожному полотну, чем партизаны.
  • В приказе на проведение операции не указывалось какие железные дороги нужно подрывать. В результате партизаны очень часто уничтожали запасные железнодорожные пути, которые вообще не использовались немцами.
  • Огромные приписки. Часто партизаны показывали абсолютно нереальные цифры в уничтожении рельс. Одна из причин была в том, что реально проверить какое количество рельс было уничтожено — невозможно. Поэтому часто в партизанских отрядах заявляли о перевыполнении плана на 200% или даже на 300%. Проверить это было невозможно, а потому верили «на слово».
  • Большая часть железных дорог контролировалась и охранялась немецкими войсками, и партизанам приходилось вступать в бой для того чтобы отбивать участки местности с железной дорогой для последующего уничтожения рельс.

Если говорить о позитивных моментах данной военной операции, то несомненно нужно отметить следующее:

  • Советскому командованию было показано, что партизанские соединения являются значительной силой, которую незаслуженно игнорировали первые годы войны.
  • Безусловно, подрыв рельс оказал влияние на переброску немецких войск, а значит на ход всех военных операций, в том числе и на Курскую дугу.

Для демонстрации того, что рельсовая война была спорными, можно привести цитаты из различных автобиографий немецких командующих, которые впоследствии писали, что события августа 1943 года буквально спасли немецкую армию. Дело в том, что в июне-июле партизаны уничтожали немецкие паровозы, а с августа переключились на рельсы. Выше уже отмечалось, что у немцев недостатков в рельсах не было, а вот в паровозах были. связано это с тем, что если рельсы можно было демонтировать в Европе и перебросить в СССР в случае необходимости, то с паровозами так сделать было нельзя, поскольку они не обладали другими характеристиками и передвигаться по советским железным дорогам не могли из-за разного размера колеи.

Поезд, взорванный партизанами

«Приписки»

Для демонстрации того, как на самом деле происходила рельсовая война и какое значение она имела, можно привести данные по участку железной дороги «Минск-Борисов» (на других участках ситуация схожая). Протяженность этого участка составляла порядка 100 км. По архивным документам на этом участке действовало сразу 7 белорусских партизанских соединений, принимавших участие в операции. За период август-сентябрь 1943 года воюющие стороны дали следующие данные по подрывам:

  • 204 эшелона — данные СССР.
  • 34 эшелона — данные Германии.

Разброс данных в 6 раз! Допустим, что немцы занижали собственные потери (обычно незначительно), а в СССР завышали потери врага. Допустим даже, что немцы занизили потери в 2 раза. Хорошо — в 3 раза, хотя обычно занижение результатов в Германии не превышало 70%. Даже в этом случае были подорваны 100 эшелонов, а советская сторона сообщает о 204 эшелонах. «Приписка» более чем в 2 раза! И так происходило на всех участках. Эти данные хорошо показывают, что разница между реальным уроном германскому тылу и уроном, объявленным в СССР, была огромной.

Источник

«Концерт» для врага: какую роль в Великой Отечественной сыграла операция «Рельсовая война»

Лето 1943 года стало своего рода моментом истины в Великой Отечественной войне. Нацисты потерпели болезненные поражения под Москвой и под Сталинградом, однако германская военная машина продолжала функционировать, и гитлеровцы рассчитывали перехватить инициативу под Курском.

Советское командование благодаря согласованным действиям спецслужб было хорошо информировано о планах вермахта. Поэтому для Москвы не стало неожиданностью, что гитлеровцы сосредоточили в районе Курска около 900 тыс. живой силы, а также большие объёмы бронетехники, артиллерии и авиации. В ответ советская сторона соорудила восемь рубежей обороны, а также привела в боевую готовность около 1,3 млн солдат и офицеров.

При этом оставался шанс, что, не справившись с задачей по прорыву советской обороны, нацисты попытаются перебросить на Восточный фронт резервы, которые бы позволили им если не добиться преимущества под Курском, то хотя бы остановить потенциальное контрнаступление Красной армии. Каждый лишний полк, передислоцированный из Европы летом—осенью 1943 года, мог дорого обойтись советским войскам. Чтобы максимально затруднить для вермахта железнодорожные перевозки по территории СССР, командование решило мобилизовать партизан.

К тому времени у них уже был некоторый опыт нанесения ударов по железнодорожным коммуникациям противника, но в 1943-м подобные атаки стали происходить систематически. Идею массированного уничтожения вражеских эшелонов и блокирования таким образом транспортных коммуникаций поддерживал полковник Илья Старинов.

Похожее:  Результат теста нарисовать несуществующее животное

Главный советский диверсант

Илья Старинов родился в 1900 году в селе Войново Орловской губернии. В 1918-м был призван в РККА, попал в плен, бежал, был ранен. После выздоровления его перевели в сапёрную роту инженерного батальона, в составе которой он принимал участие в разгроме белых в Крыму. Это назначение во многом определило дальнейшую судьбу Старинова. В 1921 году молодой красноармеец поступил в Воронежскую школу военно-железнодорожных техников и спустя год стал начальником подрывной команды 4-го Коростенского краснознамённого железнодорожного полка. После обучения в Ленинградской школе военно-железнодорожных техников Старинова повысили до командира роты.

В 1920—1930-е годы он, как военспец по подрывному делу, готовил специалистов по установке минно-взрывных заграждений, а затем и будущих диверсантов. В 1933-м был переведён на службу в Главное разведывательное управление при Генштабе, а затем поступил в Военно-транспортную академию. После её окончания стал заместителем военного коменданта станции Ленинград-Московская.

Однако административная работа была Старинову не по душе. В 1936-м он добился направления в Испанию, где лично готовил масштабные диверсионные операции против франкистов и проводил минно-взрывную подготовку бойцов-республиканцев. По возвращении на родину Старинов стал начальником центрального научно-испытательного полигона железнодорожных войск, а затем принял участие в советско-финской войне. В 1940-м он получил назначение на должность начальника отдела минирования и заграждений Главного военно-инженерного управления.

  • Илья Старинов
  • © Wikipedia

С началом Великой Отечественной войны Старинов руководил работой по устройству заграждений и минированию сначала на Западном, а затем на Юго-Западном фронте. Благодаря оставленным Стариновым и его подчинёнными «сюрпризам» в Харькове был ликвидирован ряд высокопоставленных немецких офицеров. В ноябре 1941-го Илья Старинов был назначен заместителем начальника штаба инженерных войск Красной армии, а затем, сменив ещё несколько «диверсионных» постов, включая командование бригадой инженерного спецназа, в мае 43-го стал заместителем начальника Украинского штаба партизанского движения.

За годы службы Старинов накопил богатейший личный опыт диверсионной работы с использованием взрывчатки. Кроме того, он обобщал и анализировал все ключевые эпизоды деятельности своих подчинённых. Старинов постоянно выступал за то, чтобы нарастить поставки партизанам мин и взрывчатки для организации масштабных диверсий на железных дорогах.

«Рельсовая война»

Летом 1943 года, в преддверии Курской битвы, идеи Старинова приняло на рассмотрение высшее военное руководство страны. Однако в них были внесены некоторые коррективы, которые, как потом отмечал в своих воспоминаниях Старинов, он воспринял негативно. Так, в ходе организации диверсий на железнодорожных путях было решено сделать акцент на уничтожении рельсов, в то время как сам Старинов считал, что в первую очередь следует пускать под откос поезда противника и взрывать мосты.

В июне 1943 года ЦК Компартии Белоруссии принял постановление «О разрушении железнодорожных коммуникаций противника методом рельсовой войны». В документе предлагалось нанести по врагу массированный диверсионный удар.

14 июля Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о проведении операции «Рельсовая война», и 3 августа Центральный штаб партизанского движения приступил к её реализации. К участию в операции было привлечено 167 партизанских бригад и отдельных отрядов общей численностью около 100 тыс. человек. Она проводилась на территории БССР, УССР и оккупированных областей РСФСР.

В первую же ночь операции было взорвано 42 тыс. рельсов, а за всё время её проведения — около 215 тыс. из 11 млн, находившихся на оккупированных территориях. Кроме того, только на землях Белоруссии партизаны пустили под откос 836 гитлеровских эшелонов и 3 бронепоезда. Объём перевозок врага к осени сократился на 40%. Пропускная способность железных дорог снизилась, на их оборону нацистскому командованию пришлось бросить дополнительные силы, которые так и не попали на фронт.

  • Курская дуга. Атака соединений 5 Гвардейской танковой армии в районе Прохоровки.
  • РИА Новости
  • © Иван Шагин

«Действия партизан серьёзно осложнили жизнь немецкому командованию. Так, в тылу группы армий «Центр» с 3 по 6 августа (в разгар советского контрнаступления на Курской дуге. — RT) сообщение по железным дорогам было полностью прекращено. Генерал Курт фон Типпельскирх, возглавлявший на тот момент 12-й корпус группы армий «Центр», вспоминал впоследствии, что действия партизан стали одним из ключевых факторов, нарушивших взаимодействие между группами армий «Юг» и «Центр», в особенности — на участке 2-й армии», — рассказал RT учёный секретарь Музея Победы, кандидат исторических наук Сергей Белов.

«Концерт» и «Багратион»

Уже 11 августа 1943 года гитлеровская ставка отдала приказ создать систему оборонительных сооружений в районе Днепра. 26 августа советские войска начали реализацию комплекса взаимосвязанных стратегических операций, известного как битва за Днепр. Нацисты изо всех сил стремились остановить советское наступление на украинском Левобережье и дать время своим инженерным подразделениям подготовить новые оборонительные рубежи на Днепре.

Первый этап «Рельсовой войны» завершился 15 сентября. Но давать передышку немецким транспортникам было непозволительно. Вторая стадия операции получила название «Концерт». В ней участвовало уже 193 партизанских подразделения, насчитывавшие порядка 120 тыс. человек. Рельсовый «Концерт» должен был начаться 19 сентября, но доставку взрывчатки осложняли плохие метеоусловия, и старт операции перенесли на 25-е число.

«Концерт» охватил практически весь фронт, за исключением Карелии и Крыма. Партизаны стремились обеспечить советским войскам условия для наступления в Белоруссии и в битве за Днепр. На протяжении сентября—октября 1943 года партизанам удалось уничтожить ещё 150 тыс. рельсов. Только на территории Белоруссии они пустили под откос свыше тысячи поездов. Однако затем операция была остановлена из-за нехватки взрывчатки.

  • Подрывник закладывает взрывчатку под рельсы
  • РИА Новости

Вернуться к практике рельсовой войны решили летом 1944 года. В июне планировалась одна из крупнейших военных операций за всю историю человечества — «Багратион». В ночь с 19 на 20 июня партизаны перешли к активным действиям. По данным германского командования, бойцы советских партизанских отрядов синхронно произвели свыше 10 тыс. взрывов коммуникаций противника.

«В ночь перед общим наступлением русских на участке группы армий «Центр», в конце июня 1944 года, мощный отвлекающий партизанский налёт на все важные дороги на несколько дней лишил немецкие войска всякого управления. За одну эту ночь партизаны установили около 10,5 тыс. мин и зарядов, из которых удалось обнаружить и обезвредить только 3,5 тыс. Сообщение по многим шоссейным дорогам из-за налётов партизан могло осуществляться только днём и только в сопровождении вооружённого конвоя», — констатировал впоследствии начальник тыловых сообщений группы армий «Центр» полковник Герман Теске.

Масштабные наступательные операции советских войск позволили завершить освобождение территории СССР до конца 1944 года.

«Советский фактор»

«Хотя деятельность партизан была в своё время определённым образом мифологизирована, можно констатировать, что они сыграли огромную роль в ходе Курской битвы и операции «Багратион», — пояснил в беседе с RT писатель и историк Александр Колпакиди.

По его словам, сегодня история данного вопроса, как и история партизанского движения в целом, изучены недостаточно.

«Мы мало знаем о партизанах. По некоторым вопросам мы до сих пор находимся в плену мифов и заблуждений. Например, многие воспринимают все действия партизан в тылу врага как некую самодеятельность. Но это совсем не так. Партизанские отряды действовали под руководством штабов партизанского движения, НКВД и ГРУ. Причём эти три системы не пересекались. Из-за действующего с тех времён режима секретности общественность до сих пор не знает даже, сколько одновременно действовало штабов и управлений, занимавшихся партизанским движением, и кто ими руководил», — подчеркнул Колпакиди в беседе с RT.

Историк добавил, что вопрос реальной результативности действий партизан тоже изучен плохо.

«Проверить это было сложно. Существовали приписки. Например, каждого уничтоженного врага они любили записать в немцы, хотя на самом деле значительную часть из них составляли полицаи-коллаборационисты, ликвидировать которых было всё-таки значительно проще. С другой стороны, о части своих больших заслуг партизаны даже сами не знали: ведь сколько противников было уничтожено в результате атаки на колонну, никто не считал», — отметил Колпакиди.

В качестве примера эксперт привёл ликвидацию целого ряда влиятельных нацистских функционеров, например бригаденфюрера СС Вальтера Шталкера, которого убили в 1942 году партизаны под Ленинградом, но кто именно и как — до сих пор неизвестно.

  • На советской Украине, освобождённой от немецких оккупантов, во время Великой Отечественной войны
  • РИА Новости

По словам Колпакиди, большое значение в то время имел так называемый советский фактор.

«Люди в лес шли не просто бить немцев, а именно в советские отряды. Даже поляки, которых убивали бандеровцы на Волыни, в своей массе бежали не в Армию Крайову, бойцов которой многие из них считали предателями, а в отряды СССР. В целом на Украине в рядах именно советских партизанских сил сражалось примерно в шесть раз больше людей, чем числилось в националистических формированиях. Вклад партизан и в рельсовую войну, и в победу в целом, был весьма значителен», — отметил эксперт.

Аналогичной точки зрения придерживается писатель, кандидат исторических наук Алексей Исаев.

«Роль партизан в Великой Отечественной переоценить сложно. Что касается рельсовой войны, то эффект был бы больше, если бы руководство ориентировало партизан на уничтожение не рельсов, а поездов, локомотивов. Рельсы у гитлеровцев были, и они, хоть и с трудом, но меняли их, восстанавливали, а локомотивов не хватало.

Лучшее свидетельство эффективности действий партизан — это признания самих немцев, которые писали, что действия их транспортников были существенно затруднены», — резюмировал Исаев.

Источник



Партизанская операция «Концерт»

Операция "Концерт"

1943 год вошел в историю партизанской борьбы как год массированных ударов по железнодорожным коммуникациям немецко-фашистских войск.

Партизаны активно участвовали в крупных операциях на вражеских коммуникациях — «Рельсовая война» и «Концерт». «Концерт» — это условное наименование операции, проведенной в ходе Великой Отечественной войны советскими партизанами с 19 сентября по конец октября 1943 г.

Положительные результаты операции «Рельсовая война» дали основание для разработки последующих операций аналогичного типа. В начале сентября 1943 г. начальник Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) при Ставке Верховного Главнокомандования П.К. Пономаренко утвердил План операции по уничтожению железнодорожных путей противника (операция «Концерт»). Каждое партизанское формирование получило конкретную боевую задачу, включавшую подрыв рельсов, организацию крушений воинских эшелонов противника, разрушение дорожных сооружений, вывод из строя средств связи, системы водоснабжения и т.д. Были разработаны детальные планы боевых действий и налажено массовое обучение партизан производству подрывных работ.

Цель операции — массовым выводом из строя больших участков железных дорог в тылу восточного фронта немецко-фашистских войск от Карелии до Крыма затруднить оперативные перевозки войск, боевой техники и других материальных средств врага. Являясь продолжением операции «Рельсовая война», операция «Концерт» проводилась под руководством ЦШПД и была тесно связана с предстоящим наступлением советских войск на смоленском и гомельском направлениях и в ходе битвы за Днепр.

Похожее:  Если напрягать ягодицы будет результат отзывы

К участию в операции привлекались 193 партизанских формирования Белоруссии, Прибалтики, Карелии, Крыма, Ленинградской, Калининской, Смоленской и Орловской областей общей численностью 120 615 человек, которые должны были подорвать более 272 тыс. рельсов.

На территории Белоруссии в операции участвовало около 92 тыс. партизан; им предстояло подорвать 140 тыс. рельсов. Центральный штаб партизанского движения предполагал забросить белорусским партизанам 120 т взрывчатки и других грузов, калининским и ленинградским партизанам — по 20 т.

Ввиду резкого ухудшения метеоусловий к началу операции удалось перебросить партизанам лишь около половины запланированного количества грузов, поэтому было решено массовые диверсии начать 25 сентября. Однако часть отрядов, уже вышедших на исходные рубежи, не могла учесть изменения сроков операции и в ночь на 19 сентября, когда Красная Армия, освобождая Орловскую, Смоленскую области и Левобережную Украину, подходила к Днепру, приступила к ее осуществлению. Только партизаны Белоруссии в ночь на 19 сентября подорвали 19 903 рельса.

Партизаны отряда «Народный мститель» Темкинского района минируют железнодорожное полотно. Смоленская область. Сентябрь 1943 г.

Уже в 6 часов утра этого числа дирекция германских государственных железных дорог в Минске с тревогой сообщила: «Положение очень напряженное! Действия партизан невыносимо увеличиваются. Все узловые станции переполнены из-за невозможности использования линий. ».

Основная масса партизанских соединений начала боевые действия в ночь на 25 сентября. Разгромив охрану противника и овладев железнодорожными перегонами, они приступили к массовому разрушению и минированию железнодорожного полотна. Были произведены одновременные действия по плану операции «Концерт» на фронте около 900 км (исключая Карелию и Крым) и в глубине свыше 400 км. Только на территории Белоруссии в эту ночь было подорвано еще 15 809 рельсов.

Немецко-фашистское командование предприняло отчаянные усилия, чтобы восстановить движение по железным дорогам. Фашисты в спешном порядке перебрасывали из Германии и даже с линии фронта новые железнодорожные восстановительные батальоны, а на ремонтные работы сгонялось местное население.

Партизаны готовятся минировать железнодорожное полотно

Диверсии на железных дорогах продолжались и в октябре. Всего было подорвано свыше 148 500 рельсов. На этом операция «Концерт» была фактически прекращена из-за отсутствия поставок взрывчатых веществ. Несмотря на то, что задачи операции не были полностью выполнены, ее результаты оказались значительны. Массированным ударам подверглись дороги, находившиеся не только на востоке оккупированной территории, как это было в «Рельсовой войне», но и на западе Белоруссии, в Прибалтике и Карелии.

Результаты партизанских операций по массовому подрыву рельсов были весьма эффективными. Только в ходе первых двух операций («Рельсовая война» и «Концерт») с 22 июля по октябрь 1943 г. партизаны на железных дорогах во вражеском тылу подорвали 363 262 рельса, что соответствовало 2270 км одноколейного железнодорожного пути. Особенно много было разрушено рельсов на таких участках, как Лунинец — Калинковичи (41 781), Псков — Дно (23 887), Полоцк — Молодечно (21 243), Ленинград — Псков (17 659), Могилев — Жлобин (15 074), Кричев — Унеча (12 204), Орша — Минск (7982), Брянск — Унеча (7031). Возникший дефицит в рельсах гитлеровцы старались восполнить тем, что перешивали двухпутные участки пути на однопутные, сваривали перебитые рельсы и даже ввозили их из Польши, Чехословакии и Германии. Однако партизаны вновь выводили из строя отремонтированные участки. Это еще более увеличивало напряженность в работе железнодорожного транспорта противника. По сведениям полковника А.И. Брюханова, начальника оперативного отдела Белорусского штаба партизанского движения, только в августе с этой целью было использовано 5 тыс. двухосных платформ и сотни локомотивов.

По оценке военных специалистов, действия партизан в операциях «Рельсовая война» и «Концерт» были более чем в 11 раз эффективнее всех налетов немецко-фашистской авиации, сбросившей примерно за тот же период на железные дороги в советском тылу более чем 10 тыс. авиационных бомб.

Причем итогом партизанских операций типа «Рельсовая война» и «Концерт» было не только огромное количество перебитых рельсов. Они включали в себя большой комплекс диверсионных акций на всех коммуникациях противника — железнодорожных, автотранспортных, водных и воздушных, подкрепляемых ударами по гарнизонам и другим важным объектам во вражеском тылу.

Одновременно с подрывом рельсов партизаны пускали под откос эшелоны, разрушали мосты, железнодорожные станции, выводили из строя другие элементы путевого хозяйства. В этот же период в результате действий украинских и молдавских партизан произошли сотни крушений воинских эшелонов врага. Пропускная способность железных дорог противника на оккупированной территории СССР в сентябре-октябре 1943 г. в результате действия партизан значительно снизилась. По некоторым оценкам, она снизилась на 35–40%, что значительно затруднило перегруппировки фашистских войск и оказало большую помощь наступающей Красной Армии.

В конечном итоге переброска по железной дороге частей и соединений вермахта, а также осуществление подвоза и эвакуации были значительно затруднены. Операция «Концерт» активизировала борьбу советского народа против немецко-фашистских захватчиков на оккупированной территории. В ходе ее усилился приток местного населения в партизанские формирования.

Николай Азясский, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, доктор исторических наук, профессор

Источник

Молодежное Православное Движение Духовное наследие.

Шахтинская епархия Русская Православная Церковь (Московский Патриархат).

Новости

Новогодняя ночь на Красной площади

«Рельсовая война». Операция «Концерт». Герои-партизаны

О размахе партизанского движения свидетельствует ряд крупных операций, осуществленных совместно с войсками Красной Армии. Одна из них получила название «Рельсовая война». Она проводилась в августе-сентябре 1943 года на оккупированной врагом территории РСФСР, Белорусской и части Украинской ССР с целью вывода из строя железнодорожных коммуникаций немецко-фашистских войск. Эта операция была связана с планами Ставки по завершению разгрома гитлеровцев на Курской дуге, проведению Смоленской операции и наступления с целью освобождения Левобережной Украины. К выполнению операции ЦШПД привлек также ленинградских, смоленских, орловских партизан.

Приказ о проведении операции «Рельсовая война» был отдан 14 июня 1943 года. Местные партизанские штабы и их представители на фронтах определили участки и объекты действий каждому партизанскому формированию. Партизаны снабжались с «Большой земли» взрывчатыми веществами, взрывателями, активно проводилась разведка на железнодорожных коммуникациях противника. Операция началась в ночь на 3 августа и продолжалась до середины сентября. Боевые действия в тылу врага развернулись на местности протяженностью около 1000 км по фронту и 750 км в глубину, в них участвовало около 100 тысяч партизан при активной поддержке местного населения.

Минирование, Ленинградская область, 1942 г.

Мощный удар по железным дорогам на территории, занятой противником, оказался для него полной неожиданностью. Б течение долгого времени гитлеровцы не могли организованно противодействовать партизанам. В ходе операции «Рельсовая война» было подорвано свыше 215 тысяч железнодорожных рельсов, пущено под откос много эшелонов с личным составом и боевой техникой гитлеровцев, взорваны железнодорожные мосты и станционные сооружения. Пропускная способность железных дорог снизилась на 35-40% , что сорвало планы гитлеровцев по накоплению материальных средств и сосредоточению войск, серьезно затруднило проведение перегруппировки сил противника.

Тем же целям, но уже во время предстоящего наступления советских войск на смоленском, гомельском направлениях и битвы за Днепр, была подчинена операция партизан под кодовым названием «Концерт». Она проводилась 19 сентября – 1 ноября 1943 года на оккупированной фашистами территории Белоруссии Карелии, в Ленинградской и Калининской областях, на территории Латвии, Эстонии, Крыма, охватывая по фронту около 900 км и в глубину свыше 400 км.

Белорусские партизаны

Являлась плановым продолжением операции «Рельсовая война», она была тесно связана с предстоящим наступлением советских войск на смоленском и гомельском направлениях и в ходе битвы за Днепр. К участию в операции привлекались 193 партизанских отряда (группы) Белоруссии, Прибалтики, Карелии, Крыма, Ленинградской и Калининской областей (свыше 120 тысяч человек), которые должны были подорвать более 272 тысяч рельсов.

На территории Белоруссии в операции участвовало более 90 тысяч партизан; им предстояло подорвать 140 тысяч рельсов. Центральный Штаб Партизанского Движения предполагал забросить белорусским партизанам 120тонн взрывчатых веществ и других грузов, калининградским и ленинградским партизанам – по 20тонн.

Ввиду резкого ухудшения метеоусловий к началу операции удалось перебросить партизанам лишь около половины запланированного количества грузов, поэтому было решено массовые диверсии начать 25 сентября. Однако часть отрядов, уже вышедших на исходные рубежи, не могла учесть изменения сроков операции и 19сентября приступила к её осуществлению. В ночь на 25 сентября были произведены одновременные действия по плану операции «Концерт» на фронте около 900км (исключая Карелию и Крым) и в глубине свыше 400км.

Местные штабы партизанского движения и их представительства на фронтах определили участки и объекты действий каждому партизанскому формированию. Партизаны обеспечивались взрывчатыми веществами, взрывателями, на «лесных курсах» проводились занятия по минноподрывному делу, на местных «заводах» добывался тол из трофейных снарядов и бомб, в мастерских и кузницах изготовлялись крепления толовых шашек к рельсам. Активно велась разведка на железных дорогах. Операция началась в ночь на 3 августа и продолжалась до середины сентября. Действия развернулись на местности протяжённостью около 1000 км по фронту и 750 км в глубину, в них участвовало около 100 тыс. партизан, которым помогало местное население. Мощный удар по ж.-д. линиям был неожиданным для врага, который в течение некоторого времени не мог организованно противодействовать партизанам. В ходе операции было подорвано около 215 тыс. рельсов, пущено под откос много эшелонов, взорваны железнодорожные мосты и станционные сооружения. Массовое нарушение вражеских коммуникаций значительно затруднило перегруппировки отступающих войск противника, осложнило их снабжение и тем самым содействовало успешному наступлению Красной Армии.

Задачей операции «Концерт» был вывод из строя больших участков железнодорожных магистралей с целью срыва перевозок противника. Основная масса партизанских соединений начала боевые действия в ночь на 25 сентября 1943 года. В ходе операции «Концерт» только белорусские партизаны подорвали около 90 тыс. рельсов, пустили под откос 1041 вражеский эшелон, разрушили 72 железнодорожных моста, разгромили 58 гарнизонов захватчиков. Операция «Концерт» вызвала серьезные затруднения в перевозках немецко-фашистских войск. Пропускная способность железных дорог снизилась более чем в три раза. Это очень сильно затруднило гитлеровскому командованию осуществление маневра своих сил и оказало огромную помощь наступающим войскам Красной Армии.

Невозможно перечислить здесь всех героев-партизан, чей вклад в победу над врагом был столь ощутим в общей борьбе советского народа над немецко-фашистскими захватчиками. В ходе войны выросли замечательные командные партизанские кадры – С.А. Ковпак, А.Ф. Федоров, А.Н. Сабуров, В.А. Бегма, Н.Н. Попудренко и много других. По своим масштабам, политическим и военным результатам всенародная борьба советского народа на оккупированных гитлеровскими войсками территориях приобрела значение важного военно-политического фактора в разгроме фашизма. Самоотверженная деятельность партизан и подпольщиков получила всенародное признание и высокую оценку государства. Более 300 тысяч партизан и подпольщиков были награждены орденами и медалями, в том числе свыше 127 тысяч – медалью «Партизану Великой Отечественной войны» 1 и 2 степени, 248 присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Похожее:  Кубок Стэнли 2021 расписание и результаты матчей

Источник

Главная мишень партизан — паровозы противника. «Рельсовая война»: цифры и выводы железнодорожной операции против немецких захватчиков

Бородатый партизан с толовой шашкой — с этим ассоциируется словосочетание «рельсовая война» у послевоенного поколения. Однако картинка с патриотического плаката не отражает всего накала и драматизма. Несомненно, каждый конкретный случай — это смертельный риск и отвага, но тысячи проявлений героизма одновременно — это уже крупная войсковая операция, по масштабам сравнимая с одним из «сталинских ударов».

«Рельсовая война» — это кодовое название операции, которую организовал на оккупированных территориях штаб партизанского движения с 3 августа по 15 сентября 1943 года. Перед командирами отрядов и групп поставлена задача парализовать переброску резервов и доставку боеприпасов отступающим после Курской битвы немецким войскам.

Всего к реализации плана было привлечено всего 167 бригад и отдельных отрядов. Главной задачей был подрыв рельсов. Центральный штаб партизанского движения ошибочно предполагал, что противник испытывает недостаток рельсов, хотя в реальности у немцев был их излишек. Оккупанты не только наладили производство рельсов на оккупированных территориях, но и демонтаж отдельных путей в Польше. Кроме того, они разбирали рельсы при отступлении и создавали резервы. Однако размах операции оказался таков, что излишек рельсов не помог нацистам.

После получения приказа местные штабы партизанских движений и их представительства на фронтах определили участки и объекты действий каждому партизанскому формированию. Партизаны обеспечивались взрывчаткой и минно-подрывной техникой, к ним были посланы инструкторы-подрывники. Только в июне 1943 года на партизанские базы заброшено 150 тонн толовых шашек специального профиля, 156 тысяч метров огнепроводного шнура, 28 тысяч метров пенькового фитиля, 595 тысяч капсюлей-детонаторов. Тем не менее, все сапёрные материалы были остродефицитными. Для снабжения партизан использовались самолёты У-2 грузоподъёмностью 300–500 кг (в зависимости от дальности полёта), а они не достигали районов Гродно и Бреста.

Партизанские мины обычно экономны. Чтобы разбить рельс, достаточно 200 г тротила, если шашка наложена открыто, и 60 г — стандартной расфасовки для нужд горняков — при надлежащей засыпке шашки грунтом. На разрыве колесо сходит с пути, и поезд заваливается. Представляете, сколько можно организовать диверсий со 150 тоннами взрывчатки, если правильно её расходовать? Довоенные инструкции рекомендовали использовать для подрыва рельса 400 граммов тротила. Такой взрыв вырывал из рельса кусок не менее метра. Но в условиях дефицита взрывчатки партизаны обходились меньшим, что влекло определённые проблемы.

Уже в 1942-м немцы научились цеплять перед каждым паровозом несколько платформ с ремонтным запасом — шпалами, рельсами, крепежом. Под откос шла сравнительно лёгкая, не способная утянуть за собой весь состав платформа. Локомотив успевал затормозить, ущерб минимизировался.


Илья Старинов

Один из известных советских диверсантов полковник Старинов предложил крепить над миной веточку, соединённую с храповиком. Колёсные оси колеблют веточку. Храповик крутит счётчик качаний. Взрыв происходит не под платформой, а под локомотивом или одним из первых вагонов. Даже если поезд так ползёт, что не свалится под откос целиком, разрушения всё равно потребуют серьёзного ремонта не только пути, но и самого состава.

Существовал ещё один способ взрыва именно под паровозом. Его описал в книге «Эшелоны идут под откос…» ветеран белорусского партизанского движения Николай Томан. «Стариновский» способ предусматривал закладку мины и её маскировку. Но это можно было сделать только при условии, что у подрывника достаточно времени. А летом 43-го, особенно после начала операции, немцы стали круглосуточно патрулировать пути, выставлять часовых из числа власовцев и полицаев на каждые 1-2 км трассы. Тогда взрыватель в мину устанавливался так, чтобы он срабатывал от рычага. А поворачивал этот рычаг именно бампер паровоза. Дело в том, что идущая впереди платформа была достаточно высокой и проезжала над рычагом.

Особый риск заключался в том, что мину надо было установить на путях непосредственно перед составом, чтобы он не успел затормозить. Только тогда никто бы не заметил «снятого» часового и не успел бы забить тревогу. В реальности установка мины выглядела так: на участке свободном от наблюдения метров за 500 до идущего состава партизан выбегал на рельсы, оставлял мину и быстро скрывался в лесу.

При подготовке к началу операции железные дороги поделили на участки, за которые отвечала конкретная партизанская бригада: «от такой-то горки до такой-то насыпи». . Эти участки, в свою очередь, дробились на зоны ответственности конкретных партизанских отрядов. Партизаны тщательно разведали систему охраны железных дорог. Выявили, где у немцев блокпосты и дзоты, на каких участках можно встретить патрульную дрезину, на каких пеший патруль. Выявили участки, удобные для скрытного подхода к железнодорожному полотну. (Это не так просто, как кажется. Ведь немцы уже подчистую вырубали все деревья и кустарники, что росли ближе 150 метров к «железке».) Распределили роли между конкретными подразделениями, которые будут осуществлять подрыв на данном участке. Присланные с «Большой земли» инструкторы обучали партизан подрывному делу. Недостающий тол выплавляли из трофейных снарядов и авиабомб.

В ночь на 3 августа 1943 года почти одновременно бабахнули взрывы на многих участках. Гитлеровцы, как ни готовились к отражению партизанских диверсий, оказались ошеломлены. Им показалось, что Советы сбросили с самолётов несколько десантных дивизий, ибо в голове не укладывалось, как могли по сути гражданские люди (немцы были прекрасно осведомлены, что в партизанских отрядах кадровых военных было не так много) устроить такой фейерверк одновременно на такой огромной территории. В некоторых местах захватчики были так ошарашены, что приступили к ремонту железнодорожного полотна только на третьи сутки!

За 10 дней партизаны взорвали в Белорусской ССР — 75 227; в Смоленской области — 8277; в Орловской области — 7935; в Калининской области — 7224; в Украинской ССР — 7000; в Ленинградской области — 3271; а всего 108 936 рельсов, что составляло 743,3 километра железнодорожного пути в одну колею. По плану же только за весь август предусматривалось взорвать 230 000 рельсов, что составляло 1330 километров железнодорожного пути в одну колею. И этот план был выполнен.

К осени оперативные перевозки противника сократились на 40 процентов. На некоторых железных дорогах движение было задержано на 3–15 суток, а магистрали около Могилёва не работали весь август. Для восстановления разрушенных железнодорожных путей противник был вынужден превратить двухпутные участки в однопутные, варить подорванные рельсы, разобрать отдельные участки, доставить из Польши и Германии недостающие рельсы, что ещё больше увеличило напряжённость перевозок. Немецкое командование было вынуждено использовать для подвоза рельсов 5000 платформ и сотни локомотивов, привлечь к охране железных дорог дополнительные силы. Операция значительно затруднила перегруппировки и снабжение отступающих войск противника.

Вдохновлённый успехом главный штаб партизанского движения решил продолжить операцию «Рельсовая война» аналогичной операцией «Концерт». В ней участвовало 193 партизанских формирования (свыше 120 тысяч человек) Белоруссии, Прибалтики, Карелии, Крыма, Ленинградской и Калининской областей. Протяжённость операции по фронту около 900 километров (исключая Карелию и Крым) и в глубину свыше 400 километров. Данная операция была тесно связана с предстоявшим наступлением на смоленском и гомельском направлениях и битвой за Днепр. Однако повторить успех в тех же масштабах не удалось. И виной тому стало ухудшение погоды, сокращение светового дня и новые меры безопасности, предпринятые немцами. В рамках подготовки партизанам удалось доставить только 50 процентов запланированных грузов. Поэтому сама операция проводилась в два этапа, так как 19 сентября оказались готовы выйти на позиции только половина партизанских отрядов. Остальные подключились через неделю — 25 сентября. Недостаток снабжения и заставил свернуть «Концерт». Если взрывчатые вещества в тылу врага партизаны научились добывать из трофейных или неразорвавшихся артиллерийских снарядов и бомб, то капсюлей и взрывателей не хватало катастрофически. Тем не менее, результат был достигнут. Но анализ привёл к не совсем утешительным выводам.

Подрыв рельсов оказался довольно неэффективной мерой. Маломощный заряд вырывал кусок длиной 25–40 сантиметров. Немцы быстро наладили производство так называемых 80-сантиметровых «мостиков», которые позволяли быстро ремонтировать пути. Калеча рельсы, партизанские отряды взрывали много, но уменьшилось количество крушений. Срывались сроки доставки, но груз обычно оставался нетронутым. Именно поэтому в штабе партизанского движения Илья Старинов настоял на смене приоритетов. Необходимо тратить дефицитную взрывчатку не на рельсы, а на паровозы.

Борьба с вражеской армией для партизан может вестись только организацией крушений, подрывом автомашин и бронетехники минами и, при благоприятных условиях, нападениями из засад. Бои партизан с частями вермахта в его тылу были сопряжены для партизан с бОльшими потерями, чем на фронте. Эксплуатируемая железнодорожная сеть противника на 1 января 1943 г. составляла 22 тыс. км. Партизаны почти без потерь совершали диверсии на участках, где на 100 км приходилось не менее двух тысяч вражеских солдат. Так охранялись только наиболее важные участки дорог. Если бы партизаны совершали диверсии на всём протяжении, и противник довёл бы плотность охраны до полка на каждые 100 км, то общая численность охраны железных дорог на оккупированных территориях превысила бы 400 тыс. человек, но и она не спасала бы железную дорогу от партизан-диверсантов.

Как было известно из показаний немцев и из разведданных, наиболее критическое положение у противника было с паровозами. При отходе Красной Армии паровозы были эвакуированы или выведены из строя. Гитлеровское командование было вынуждено собирать локомотивы на дорогах всей Европы, не гнушаясь самыми отсталыми, и гнать их на Восток. Появился так называемый эрзац-паровоз М-50, который стали выпускать паровозостроительные заводы Германии для восточных железных дорог (заявленный срок службы такой машины — пять лет против пятидесяти у гражданских серий.

Паровоз был максимально упрощён, многие детали, содержащие дефицитную медь, заменили алюминиевыми и даже пластмассовыми. Отношение к этим паровозам было как к расходному материалу. При их повреждениях от боевых действий их предписывалось не буксировать в ремонтное депо, а сталкивать под откос и забывать). Паровозный парк катастрофически уменьшался от ударов партизан, авиации, сил Сопротивления на Западе, а также от износа. Наибольший перерыв в движении составов достигался не «рельсовой войной», а разрушением мостов и крушениями составов.

Собственно говоря, поэтому в 1944 году «рельсовой войны» уже не было. Операцию «Багратион» по освобождению Белоруссии сопровождала война «на рельсах». Гораздо более эффективным, чем просто подрыв стального полотна, оказался партизан с радиостанцией, который может правильно навести на цель эскадрилью Ил-2. Да и темпы наступления выросли настолько, что речь шла уже о сохранении железнодорожного имущества, чтобы как можно скорее наладить транспорт на освобождённой территории.

Источник

Adblock
detector