Основным вопросом философии стал век



Основной вопрос философии

Вопрос об отношении сознания к бытию, духовного к материальному вообще. Составляет исходный пункт философского исследования, в силу чего то или иное решение этого вопроса (материалистическое, идеалистическое, дуалистическое) образует основу каждого философского учения. «Философы, — пишет Ф. Энгельс, — разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы. — составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 283).

При постановке О. в. ф. возникает вопрос не только о приоритете материального или духовного, но и относительно того, что считать материальным, а что духовным. Отсюда проистекает возможность многочисленных модификаций в решении О. в. ф. как в Материализме, так и в Идеализме. Гегель, например, принимает за первичное некое вне человека существующее мышление («абсолютную идею»), А. Шопенгауэр исходит из представления о бессознательной космической воле, Э. Мах считает, что все вещи состоят из ощущений.

Многие домарксистские и немарксистские философы не считают вопрос об отношении духовного к материальному О. в. ф. Для Ф. Бэкона, например, О. в. ф. — это проблема овладения стихийными силами природы. Французские философ 20 в. А. Камю полагал, что О. в. ф. есть вопрос о том, стоит ли жить. Лишь немногие из философов, в первую очередь Гегель и Л. Фейербах, близко подошли к правильной формулировке О. в. ф. Вычленение же О. в. ф. и выяснение его роли в построении философских учений принадлежит Энгельсу (см. там же, с. 282—91). Энгельс рассматривал О. в. ф. как теоретический итог интеллектуальной истории человечества. Уже в религиозных верованиях первобытных людей содержится определенное представление об отношении психического к физическому, души к телу. Однако теоретическое рассмотрение этого отношения стало возможным лишь благодаря развитию абстрагирующего мышления, самонаблюдения, анализа. Исторически эта ступень интеллектуального развития совпадает с образованием противоположности между умственным и физическим трудом. В средние века, когда религия стала господствующей формой общественного сознания, О. в. ф., по словам Энгельса, «. принял более острую форму: создан ли мир богом или он существует от века» (там же, с. 283). Но лишь благодаря ликвидации духовной диктатуры клерикализма в ходе буржуазных революций О. в. ф. «. мог быть поставлен со всей резкостью, мог приобрести все свое значение. » (там же).

При формулировании О. в. ф. марксизм-ленинизм исходит из того, что понятия духовного и материального, субъективного и объективного (и соответственно субъективной реальности и объективной реальности) образуют дихотомию, охватывающую всё существующее, всё возможное, всё мыслимое; любое явление всегда можно отнести к духовному или материальному, субъективному или объективному. О. в. ф. заключает в себе, помимо вопроса об объективно существующем отношении психического и физического, духовного и материального вообще, также вопрос о познавательном отношении человеческого сознания к миру: «. Как относятся наши мысли об окружающем нас мире к самому этому миру? В состоянии ли наше мышление познавать действительный мир, можем ли мы в наших представлениях и понятиях о действительном мире составлять верное отражение действительности?» (там же). Отрицательный ответ на этот вопрос характерен для представителей скептицизма, Агностицизма. Положительное решение этой проблемы принципиально различно в материализме и идеализме. Материалисты видят в познании Отражение в человеческом сознании независимой от него реальности. Идеалисты же выступают против теории отражения, истолковывают познавательную деятельность то как комбинирование чувственных данных, то как конструирование объектов познания посредством априорных категорий, то как чисто логический процесс получения новых выводов из имеющихся аксиом или допущений. Историческая ограниченность домарксовского материализма (метафизичность, механицизм, идеалистическое понимание истории) сказывалась и в решении им О. в. ф. Эта ограниченность была преодолена лишь философией марксизма, которая понимает духовное как специфический продукт развития материи, распространяет диалектико-материалистическое решение О. в. ф. на познание общественной жизни. «Если материализм вообще объясняет сознание из бытия, а не обратно, то в применении к общественной жизни человечества материализм требовал объяснения общественного сознания из общественного бытия» (Ленин В. И., Полное собрание сочинений, 5 изд., т. 26, с. 55—56). Это положение составляет отправной пункт материалистического понимания истории. В решении О. в. ф. выявляются два главных философского направления — материализм и идеализм, борьба которых составляет содержание историко-философского процесса.

Лит.: Ойзерман Т. И., Главные философские направления, М., 1971; Основы марксистско-ленинской философии, 2 изд., М., 1973.

Источник

Основной вопрос философии

Отправным пунктом для решения этой сложной и многосторонней идейно-теоретической задачи в произведении «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» стала дальнейшая разработка марксистского понимания сущности философского сознания. В этой связи Энгельс выделяет основной вопрос философии и впервые в истории дает его обобщенную теоретическую формулировку. Основным этот вопрос именуется потому, что от его решения, как показал Энгельс, зависит характер истолкования всех других философских законов и категорий и прочих философских проблем, в том числе оценок социальной действительности и определения путей ее коренного преобразования, принципиальное решение острой жизненной коллизии необходимости и свободы и установления ориентиров практической деятельности.

Похожее:  Методологические подходы к изучению истории

«Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей, философии, – писал Энгельс, – есть вопрос об отношении мышления к бытию»[1403]. При этом данную пару понятий («мышление» и «бытие») – понятийную оппозицию, характерную для классической немецкой философии и в особенности для Гегеля, – Энгельс применял как во многом близкую парным понятиям «природа и дух», «материя и сознание», но им все же не вполне тождественную. Подходя к содержанию основного вопроса философии исторически, Энгельс имеет в виду, что мировоззренческая оппозиция природы и духа соответствует ранним этапам становления и развития философии. Понятия «бытие», «материя», «сознание» носят более обобщенный и теоретически оформленный характер, они характерны для более зрелой стадии развития философского сознания и науки вообще.

Рассматривая коренную антитезу философских направлений, Энгельс писал: «Философы разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, в конечном счете, так или иначе признавали сотворение мира… составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма»[1404]. Тем самым уже из постановки основного вопроса философии он выводил главное направление идейной поляризации историко-философского процесса и закладывал теоретический фундамент для создания последовательно научной концепции истории философии, способной теоретически охватить процесс ее развития как диалектический, как движение через борьбу противоположностей.

Надо заметить, что уже Гоббс, Дидро, Гольбах, Фейербах, а из идеалистов Шеллинг и Гегель довольно определенно выделили материализм и идеализм как основные и противоположные друг другу направления в философии. Но никто из этих мыслителей не выяснил, как возникла эта противоположность и как она исторически видоизменялась. В отличие от них, Энгельс рассматривает ее именно в развитии, раскрывая при этом основные социальные и познавательные детерминанты последнего.

Так, возникновение идеализма Энгельс связывает с тем, что первобытные люди задумывались над вопросом «об отношении… души к внешнему миру»[1405] и человеческому телу. Это была, может быть, самая ранняя форма постановки основного вопроса философии, и здесь корни предфилософского мышления и ранних видов религии совпадают.

Начало ясной поляризации философских течений Энгельс относит к классическому периоду античности, когда возникло, как потом выразился Ленин, противоборство «линий» Платона и Демокрита[1406]. В средние века, отмечал Энгельс, основной вопрос философии выступал в неявном виде, например как вопрос о том, был ли мир создан творцом или же он существует вечно, хотя и находится при этом в определенной корреляции с богом. Далее, в процессе развития науки и философии, материалистическое миропонимание проявлялось в форме так называемого натуралистического пантеизма, превратившего бога как идеальное начало в оживляющую весь космос «естественную „мировую душу“». Деизм, сузивший функции бога до одного только акта творения Вселенной, был другой формой начавшегося отказа от идеалистического понимания действительности. И это было связано с тем, что на заре Нового времени основной вопрос философии встал снова «со всей резкостью»[1407].

Неверно было бы представлять дело так, будто бы ориентация на основной вопрос философии в ходе исследования истории философии превращает ее в упрощенную и даже примитивную схему, сводящуюся к контрасту между основными направлениями – материализмом и идеализмом, и только. Энгельс был противником подобной вульгаризации. Он видел в основном вопросе философии общий ориентир направления исследований, отнюдь не исчерпывающий собой, однако, ни состава существующих философских течений, ни всего богатства содержания изучаемых концепций и систем.

Анализируя процесс движения мысли, Энгельс сам использует целый ряд категориальных оппозиций, охватывающих различные моменты этого движения, – свободу и необходимость, разум в истории и действительность и др. В своей работе о Фейербахе, где рассматриваются и другие представители классической немецкой философии конца XVIII – первой трети XIX века, Энгельс оставил нам образцы очень конкретных оценок творчества Канта, Гегеля, Фейербаха и других мыслителей. В Канте, например, он увидел не только агностика и дуалиста, но и одного из предшественников марксистской диалектики. Как особое течение, находящееся в весьма непростых отношениях с двумя основными выделенными им философскими направлениями, Энгельс исследует агностицизм, основоположники которого в философии Нового времени – Юм и Кант – «играли очень значительную роль»[1408] именно как агностики. Как отмечает Энгельс, особенно сильное развитие агностицизм получил уже после того, как классическая немецкая философия себя исчерпала и появились признаки упадка буржуазной мысли. Критикуя агностицизм, Энгельс подходит к нему как к сложному и неоднозначному явлению, показывая, как в одних случаях (например, у некоторых неокантианцев) эта философская позиция является «лишь стыдливой манерой тайком протаскивать материализм, публично отрекаясь от него»[1409], в других – смягченной разновидностью идеализма и т.д.

В основном вопросе философии Энгельс выявил две стороны, взаимосвязанные и обусловливающие друг друга, – онтологическую и гносеологическую. Отличаясь одна от другой, они в то же время составляют неразрывную целостность. В онтологическом плане основной вопрос философии требует решить, что именно – материя или сознание – действует в мире как исходная порождающая причина и что является результатом этого порождения, иными словами, чт? в бинарной оппозиции духа и материи является первичным и чт? вторичным. Вторая сторона основного вопроса философии связана с необходимостью выяснить, как относятся наши мысли об окружающем нас мире к самому этому миру и в состоянии ли наше мышление познавать действительный мир, можем ли мы в наших представлениях и понятиях о действительном мире составлять верное отражение действительности[1410]. При поверхностном подходе к работе Энгельса может возникнуть впечатление, будто он, по существу, искусственно связал здесь два совершенно разных вопроса. Но постановка вопроса Энгельсом в действительности является логичной и необходимой, ибо в тенденции материализм и идеализм действительно тяготеют к диаметрально различным трактовкам вопроса об источнике нашего познания, об отношении познания (и «психического» вообще) к физическому миру. Мировоззренческое признание первичности материи при последовательном проведении этого тезиса с необходимостью влечет за собой и признание того гносеологического вывода, что именно материя является источником познания. Принципиальная познаваемость материи онтологически обусловлена тем, что сознание не является чем-то чужеродным по отношению к ней, но есть ее, материи, продукт. С другой стороны, правильное решение вопроса о познаваемости мира необходимо опирается на признание первичности материи и вторичности сознания и вообще познавательных способностей человека.

Похожее:  Логика вопросов и ответов коротко

Источник

Основной вопрос философии

Отправным пунктом для решения этой сложной и многосторонней идейно-теоретической задачи в произведении «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» стала дальнейшая разработка марксистского понимания сущности философского сознания. В этой связи Энгельс выделяет основной вопрос философии и впервые в истории дает его обобщенную теоретическую формулировку. Основным этот вопрос именуется потому, что от его решения, как показал Энгельс, зависит характер истолкования всех других философских законов и категорий и прочих философских проблем, в том числе оценок социальной действительности и определения путей ее коренного преобразования, принципиальное решение острой жизненной коллизии необходимости и свободы и установления ориентиров практической деятельности.

«Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей, философии, – писал Энгельс, – есть вопрос об отношении мышления к бытию»[1403]. При этом данную пару понятий («мышление» и «бытие») – понятийную оппозицию, характерную для классической немецкой философии и в особенности для Гегеля, – Энгельс применял как во многом близкую парным понятиям «природа и дух», «материя и сознание», но им все же не вполне тождественную. Подходя к содержанию основного вопроса философии исторически, Энгельс имеет в виду, что мировоззренческая оппозиция природы и духа соответствует ранним этапам становления и развития философии. Понятия «бытие», «материя», «сознание» носят более обобщенный и теоретически оформленный характер, они характерны для более зрелой стадии развития философского сознания и науки вообще.

Рассматривая коренную антитезу философских направлений, Энгельс писал: «Философы разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, в конечном счете, так или иначе признавали сотворение мира… составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма»[1404]. Тем самым уже из постановки основного вопроса философии он выводил главное направление идейной поляризации историко-философского процесса и закладывал теоретический фундамент для создания последовательно научной концепции истории философии, способной теоретически охватить процесс ее развития как диалектический, как движение через борьбу противоположностей.

Надо заметить, что уже Гоббс, Дидро, Гольбах, Фейербах, а из идеалистов Шеллинг и Гегель довольно определенно выделили материализм и идеализм как основные и противоположные друг другу направления в философии. Но никто из этих мыслителей не выяснил, как возникла эта противоположность и как она исторически видоизменялась. В отличие от них, Энгельс рассматривает ее именно в развитии, раскрывая при этом основные социальные и познавательные детерминанты последнего.

Так, возникновение идеализма Энгельс связывает с тем, что первобытные люди задумывались над вопросом «об отношении… души к внешнему миру»[1405] и человеческому телу. Это была, может быть, самая ранняя форма постановки основного вопроса философии, и здесь корни предфилософского мышления и ранних видов религии совпадают.

Начало ясной поляризации философских течений Энгельс относит к классическому периоду античности, когда возникло, как потом выразился Ленин, противоборство «линий» Платона и Демокрита[1406]. В средние века, отмечал Энгельс, основной вопрос философии выступал в неявном виде, например как вопрос о том, был ли мир создан творцом или же он существует вечно, хотя и находится при этом в определенной корреляции с богом. Далее, в процессе развития науки и философии, материалистическое миропонимание проявлялось в форме так называемого натуралистического пантеизма, превратившего бога как идеальное начало в оживляющую весь космос «естественную „мировую душу“». Деизм, сузивший функции бога до одного только акта творения Вселенной, был другой формой начавшегося отказа от идеалистического понимания действительности. И это было связано с тем, что на заре Нового времени основной вопрос философии встал снова «со всей резкостью»[1407].

Похожее:  Тексты вопросов спортивного что где когда

Неверно было бы представлять дело так, будто бы ориентация на основной вопрос философии в ходе исследования истории философии превращает ее в упрощенную и даже примитивную схему, сводящуюся к контрасту между основными направлениями – материализмом и идеализмом, и только. Энгельс был противником подобной вульгаризации. Он видел в основном вопросе философии общий ориентир направления исследований, отнюдь не исчерпывающий собой, однако, ни состава существующих философских течений, ни всего богатства содержания изучаемых концепций и систем.

Анализируя процесс движения мысли, Энгельс сам использует целый ряд категориальных оппозиций, охватывающих различные моменты этого движения, – свободу и необходимость, разум в истории и действительность и др. В своей работе о Фейербахе, где рассматриваются и другие представители классической немецкой философии конца XVIII – первой трети XIX века, Энгельс оставил нам образцы очень конкретных оценок творчества Канта, Гегеля, Фейербаха и других мыслителей. В Канте, например, он увидел не только агностика и дуалиста, но и одного из предшественников марксистской диалектики. Как особое течение, находящееся в весьма непростых отношениях с двумя основными выделенными им философскими направлениями, Энгельс исследует агностицизм, основоположники которого в философии Нового времени – Юм и Кант – «играли очень значительную роль»[1408] именно как агностики. Как отмечает Энгельс, особенно сильное развитие агностицизм получил уже после того, как классическая немецкая философия себя исчерпала и появились признаки упадка буржуазной мысли. Критикуя агностицизм, Энгельс подходит к нему как к сложному и неоднозначному явлению, показывая, как в одних случаях (например, у некоторых неокантианцев) эта философская позиция является «лишь стыдливой манерой тайком протаскивать материализм, публично отрекаясь от него»[1409], в других – смягченной разновидностью идеализма и т.д.

В основном вопросе философии Энгельс выявил две стороны, взаимосвязанные и обусловливающие друг друга, – онтологическую и гносеологическую. Отличаясь одна от другой, они в то же время составляют неразрывную целостность. В онтологическом плане основной вопрос философии требует решить, что именно – материя или сознание – действует в мире как исходная порождающая причина и что является результатом этого порождения, иными словами, чт? в бинарной оппозиции духа и материи является первичным и чт? вторичным. Вторая сторона основного вопроса философии связана с необходимостью выяснить, как относятся наши мысли об окружающем нас мире к самому этому миру и в состоянии ли наше мышление познавать действительный мир, можем ли мы в наших представлениях и понятиях о действительном мире составлять верное отражение действительности[1410]. При поверхностном подходе к работе Энгельса может возникнуть впечатление, будто он, по существу, искусственно связал здесь два совершенно разных вопроса. Но постановка вопроса Энгельсом в действительности является логичной и необходимой, ибо в тенденции материализм и идеализм действительно тяготеют к диаметрально различным трактовкам вопроса об источнике нашего познания, об отношении познания (и «психического» вообще) к физическому миру. Мировоззренческое признание первичности материи при последовательном проведении этого тезиса с необходимостью влечет за собой и признание того гносеологического вывода, что именно материя является источником познания. Принципиальная познаваемость материи онтологически обусловлена тем, что сознание не является чем-то чужеродным по отношению к ней, но есть ее, материи, продукт. С другой стороны, правильное решение вопроса о познаваемости мира необходимо опирается на признание первичности материи и вторичности сознания и вообще познавательных способностей человека.

Источник

Основной вопрос философии

Основной вопрос философии — метафилософская и историко-философская концепция в марксистской философии, согласно которой основной проблемой философии на протяжении всей её истории является вопрос об отношении сознания к материи, мышления к бытию, духа к природе. Имеет онтологический и гносеологический аспекты. Обычно проблематизируется в форме вопроса: «Что первично, дух или материя?». Марксизм выделяет два основных варианта решения основного вопроса философии: материализм, при котором материя первична по отношению к сознанию, и идеализм, при котором идея первична к материи.

С этих позиций идеологи СССР критиковали взгляды немарксистких философов, например абсурдиста Альбера Камю, считавшего, что «есть лишь одна по-настоящему серьёзная философская проблема — проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы её прожить, — значит ответить на фундаментальный вопрос философии». [1] По этому поводу академик Ойзерман писал:

Не следует недооценивать вопрос, поставленный А. Камю, хотя бы потому, что он вполне вписывается в определенную философскую традицию, начало которой положили мыслители Древнего Востока и философы эллинистической эпохи. Отчуждение человеческой деятельности, продукта этой деятельности, отчуждение природы закономерно порождают эту проблему и наполняют ее глубоким смыслом. И всё же это не основной философский вопрос хотя бы уже потому, что он не является таковым для большинства философских учений.

Та же критика, однако, справедлива и по отношению к марксизму, поскольку за пределами марксистской традиции вопрос о соотношении материи и идеи не считается главным философским вопросом. Некоторые философы считают основным вопрос « Почему существует что-то, а не ничто? (англ.) русск. » [3] [4] [5] , тогда как большинство философских школ вовсе не выделяет какой-либо философский вопрос как основной.

Источник

Adblock
detector